Исцеление формой, энергией и светом.(3 часть) Т. Вангьял PDF Печать E-mail
02.09.2010 11:48

ПЯТЬ ДВИЖЕНИЙ ВНЕШНЕЙ ПРАКТИКИ ЦАЛУНГ

Дыхание

Вдохните с чувством радостной открытости. Вдохните в себя все благие и целительные качества, особенно те, которых вам недостает. Задержите дыхание всего на мгновение, а затем вдохните еще раз — заполните оставшееся пространство легких — и выполните задержку дыхания.

С выдохом наружу выбрасываются все неблаготворные качества и болезни.

 

Поднимающая прана

Эта практика связана с элементом земля.

Вдохните и задержите воздух в горловой чакре, сосредоточьтесь там. Пусть горло разбухнет от задержавшегося воздуха. Сделайте дополнительный вдох, полностью заполнив легкие. Задержав дыхание, осторожно наклоните голову вниз и вперед, а потом медленно вращайте головой против часовой стрелки пять раз, перекатывая ее над плечом, через спину, над вторым плечом и снова вниз и вперед. Будьте осторожны с шеей. Не напрягайте и излишне не растягивайте. Если появится какая-либо боль, делайте совсем небольшие, мягкие круги, держа подбородок направленным вперед. Почувствуйте, как жизненный воздух поднимается из горловой чакры вверх по спирали через голову, оживляя мозг и чувства, активизируя теменную чакру. В практике Тантры теменная чакра связана с белым тигле и с блаженством, поэтому обратите внимание на возрастание блаженных ощущений в теле. Продолжая задержку дыхания, вращайте головой пять раз по часовой стрелке. Всего на одно дыхание получится десять вращений головой — по пять в каждом направлении.

Закончив вращения, выдохните, представляя, что дыхание и энергия движутся из горла вверх по центральному каналу, распространяются по мозгу и выходят через темя. Когда дыхание проходит через мозг, представляйте, что оно оживляет и исцеляет чувства и функции мозга, активизирует все духовные способности, связанные с горловой и теменной чакрами. О теменной чакре говорится только в этом первом упражнении, а в других упражнениях выдох происходит через нос и рот.

Поднимающая прана

Работая с поднимающей праной, почти невозможно оставаться в подавленном состоянии. Это прана, поднимающая дух, — противоположность упадку духа. Даже в обычном языке говорят о «повышенном» и «пониженном» настроении. Переживание, которое получают в этой практике, должно быть ощущением усилившейся ясности, словно вы поднялись на вершину горы и смотрите вокруг. Заметьте, что чувства освежились, стало светлее, возросла пробужденность. После завершения каждого упражнения пребывайте с расслабленным и широко открытым умом. Пусть глаза будут открытыми, а взгляд устремлен слегка вверх. Не следуйте за мыслями, но и не гоните их. Если вы знаете природу ума, расслабьтесь в ней, а если нет, то оставайтесь в присутствии, ощущая все свое тело как единое целое. Понаблюдайте, как переживание изменяется благодаря практике, и сохраните эту перемену. Пребывайте в присутствии, пока восприятие остается свежим и открытым, а затем повторите упражнение или перейдите к следующему.

Прана жизненной силы

Эта практика связана с элементом пространство.

Вдохните и задержите воздух в груди, сосредоточившись на сердечной чакре. Вдохните дополнительно, сохраняя внимание на сердечной чакре и полностью расправив грудную клетку. Задержите дыхание на время всей практики.

Положите левую ладонь, большим пальцем назад, на левое бедро; поднимите правую руку в сторону, чтобы она находилась под углом примерно в 45 градусов от вертикали, вытянув пальцы в том же направлении. (Чтобы лучше понять, представьте циферблат, где 12 часов прямо над головой, а 6 часов прямо под вами. Для этого упражнения вытяните руку так, чтобы она указывала на час тридцать.) Задержав дыхание, переведите руку вперед, закручивая над большим пальцем остальные четыре, начиная с указательного, чтобы получился свободный кулак. Затем опишите рукой круг над головой. (Чтобы движение было правильным, представьте, будто раскручиваете над головой аркан.) Когда рука проходит прямо над макушкой, кулак раскрывается, опять-таки начиная с указательного пальца. Продолжайте круговое движение рукой сзади и верните ее в исходное положение с вытянутыми пальцами. Это одно вращение. Повторите его пять раз правой рукой.

Прана жизненной силы

Затем опустите правую руку на правое бедро и поднимите левую руку. Повторите такое же вращение, но левой рукой и в противоположном направлении — сначала вытянув в сторону, потом перемещая вперед, затем над головой, далее сзади и возвращая в исходное положение. Повторите это пять раз.

Вращая рукой, расправьте грудную клетку и двигайте всеми мышцами груди и верхней части спины. Когда рука вытянута в сторону, плечо должно быть полностью расправлено в сторону руки. Когда рука движется вперед, а затем над головой, держите локоть отставленным в сторону: не опускайте грудную клетку.

На той же самой задержке дыхания опустите левую руку на левое бедро. Упираясь в бедра (ладони лежат большим пальцем назад), вращайте грудной клеткой. Центр этого вращения — сердечная чакра; туловище следует за этими движениями. Старайтесь вращать грудной клеткой в плоскости, перпендикулярной полу, пять раз в одну сторону, пять раз в другую. Вращение грудной клеткой делается круговым движением: вниз, вправо, вверх, влево, вниз — пять раз, а затем в противоположном направлении. Представьте, что сердечная чакра как можно ближе опускается к полу, но без наклона. Затем отклоните ее как можно дальше в одну сторону, потом поднимите вверх как можно выше, потом как можно дальше отклоните в другую сторону и снова вниз. Делайте широкие движения, чтобы мышцы груди и спины были растянуты. Должно быть ощущение, что вращается сердечный центр, а тело просто за ним следует.

Закончив десять вращений, сделайте выдох через нос и рот и ощутите, как прана наполняет тело. Сядьте в расслабленную позу. Пусть ум растворится в чистом присутствии. Пребывайте в нем, пока переживание присутствия остается ярким. Затем повторите упражнение или перейдите к следующему.

Прана, подобная огню

Эта практика связана с элементом огонь. Теплота всегда присутствует в области под пупком, в центре пищеварения и пищеварительного жара. Пупочная чакра, расположенная позади пупка, в центре тела, — это местопребывание праны, подобной огню.

Прана, подобная огню

 

Вдохните и задержите воздух в животе, сосредоточившись на пупочной чакре; выполняйте упражнение кумбхака, или «кувшинная задержка». Оно подразумевает легкое напряжение мышц промежности и ануса с приподниманием тазового дна. Одновременно напрягается и давит вниз диафрагма, широкий мускул, который служит дном грудной полости. Воздух задерживается между тазовым дном и диафрагмой и как бы сдавливается в пупочной чакре. Не допускайте ощущения замкнутости в горле. Сделайте дополнительный вдох и, сохраняя сосредоточение на кумбхаке, дайте жизненному воздуху распространиться внутри, словно он наполняет и питает всю середину тела.

Задержав дыхание, вращайте животом пять раз в одном направлении и пять в другом. Вращение происходит в горизонтальной плоскости, параллельно полу, как крутится пластинка на проигрывателе. Двигайте всю нижнюю часть туловища пять раз широкими кругами против часовой стрелки, следя за задержкой дыхания. Затем повторите движение, но в противоположном направлении. Сосредоточьтесь на движении живота в сторону, затем назад, к позвоночнику, потом в другую сторону и подальше вперед.

Закончив вращение, выдохните. Пребывайте в чистом присутствии. Ощущайте в области пупка открытость и усиление жара. Расслабьтесь в этом переживании и оставайтесь в нем, пока оно не утратит живости. Затем повторите упражнение или перейдите к следующему.

Вездесущая прана

Эта практика связана с элементом воздух. Вездесущая прана пребывает во всем теле. В этом упражнении при задержке дыхания не сосредоточиваются на конкретном месте. Не перекрывайте горло и не сжимайте мышцы тазового дна — тело остается открытым. Ощутите, как прана наполняет каждую клетку, доходя до концов пальцев рук и ног и кончиков каждого волоса на голове.

Вездесущая прана

Вдохните и сложите ладони у груди в молитвенном жесте. Сделайте дополнительный вдох и, держа локти у туловища, опустите руки, чтобы они легли на колени ладонями вверх. Задержав дыхание, хлопните ладонями над головой, быстро потрите их друг о друга, чтобы получить тепло, а потом разотрите все тело, особенно те места, в которых ощущается зажатость. Быстро пройдитесь по голове, рукам, груди, спине и ногам, как бы пробуждая каждую клетку тела.

Продолжая задержку дыхания, полностью выпрямите правую руку вправо, словно держите большой лук. Левой рукой как бы натяните воображаемую тетиву влево через все тело, расправляя верхнюю часть туловища и открывая грудную клетку. Затем сближайте кисти рук, пока они почти не соприкоснутся перед грудью. Быстро проделайте это пять раз, полностью вытягивая правую руку вправо и отводя левую руку влево; ощутите, как растягивается грудная клетка.

Затем полностью вытяните левую руку и повторите движение, на этот раз натягивая тетиву правой рукой. Повторите это пять раз. Лицо поворачивайте в направлении полета воображаемой стрелы.

Все это делается на одной задержке дыхания. Если нужно, делайте меньшее число повторений. Не останавливайте воздух нигде, пусть он распространится по всему телу. В заключение сделайте выдох. Обратите внимание на ощущение, наполняющее тело. Пребывайте в этом переживании, пока связь с вездесущей энергией не ослабеет. Затем повторите упражнение или перейдите к следующему.

После этого упражнения ваши ощущения будут ясными и яркими. Вы почувствуете в теле бодрость и свежесть. Это состояние радости и ясности. Поддержите и продлите переживание с помощью ума. Расслабьтесь в естественном состоянии.

Опускающая прана

Это упражнение связано с элементом вода. Вдохните и задержите воздух в области промежности, между анусом и гениталиями, сосредоточивая внимание на тайной чакре позади половых органов. Напрягите промежность и анус, слегка приподнимая тазовое дно. В этом упражнении не напрягайте диафрагму и не толкайте воздух вниз: только подтягивайте вверх. Продолжая сосредоточение и задержку, сделайте дополнительный вдох и соберите прану в тайной чакре.

Опускающая прана

 

Ноги скрещены в лодыжках, правая впереди левой, колени высоко. Обеими руками обхватите правую ногу на уровне колена. Медленно вращайте таз к правой ноге и обратно [т. е. по часовой стрелке] пять раз. Затем обхватите левую ногу и пять раз вращайте таз в левую сторону. Под конец возьмитесь за обе ноги и вращайте таз пять раз в одну сторону и пять раз в другую. Все это время сохраняйте задержку дыхания и не теряйте сосредоточения на тайной чакре. Постарайтесь ощутить, что вы вращаетесь на самой чакре.

Закончив, сделайте выдох. Направьте прану вниз, выведите ее из тела и ощутите, как она уходит в землю. Расслабьтесь с открытыми глазами, направив взгляд немного вверх. Оставайтесь в этом переживании, пока оно не начнет терять свежесть. Затем, при желании, можете повторить упражнение. После последнего повторения постарайтесь подольше оставаться в состоянии созерцания. Закончите занятие посвящением заслуг.

Практика в повседневной жизни

Хотя эта практика дает здоровье и благополучие, повышает качество жизни, истинная цель ее выполнения — способствовать переживанию природы ума. Как и шаманские практики, методы медитации Тантры помогают уравновесить то, что лишилось равновесия, и развить то, чего недостает. В отличие от шаманских практик их обычно выполняют не в ответ на какие-то особые ситуации, а постоянно. Благодаря регулярной практике мы можем сохранять свободное течение энергии тела. В этом случае мы не будем ни вялы, ни возбуждены, ни слабы, ни тревожны. Такая уравновешенность заметно облегчает практику медитации. Она способствует прояснению ума и укреплению тела, помогает нам узнать природу ума и пребывать в ней.

ПЯТЬ ВНУТРЕННИХ ПРАКТИК ЦАЛУНГ

Как и в любой духовной практике, в практике цалунг легче всего освоить ее внешнюю разновидность. Затем нужно научиться вызывать в себе внутреннее переживание и его поддерживать. Если во время выполнения йогических практик ум блуждает, вы не получите прочных результатов. Поэтому постарайтесь понять, для чего служит каждая часть практики, каковы ее цель и метод. Будьте собранными.

В следующем ряду практик задачи и цели те же, что и в предыдущих. Несмотря на то, что эти практики называются внутренними, они включают в себя движения тела, хотя их меньше, чем во внешних практиках. Они работают с теми же пранами в тех же чакрах, что и внешние практики.

Поднимающая прана

Эта практика открывает верх центрального канала, а также горловую и теменную чакры.

Вдохните. С закрытым ртом зажмите [пальцами] нос и очень осторожно «выдыхайте», словно прочищая уши в самолете или при нырянии. Действуйте очень мягко и осторожно, чтобы не повредить уши. Цель здесь не в том, чтобы прочистить уши, но в том, чтобы, используя внутреннее давление, направить внимание на теменную чакру. Постарайтесь как можно лучше почувствовать ощущение в темени. Используйте воображение, чтобы сосредоточить давление в центральном канале и ощутить открытие чакры.

Если вы ничего не чувствуете, просто продолжайте направлять внимание на темя. Приложите небольшое давление воздухом, который вы задерживаете.

Если же у вас есть соответствующее ощущение, присутствуйте в нем. Пусть воздух распределится естественно. Продолжайте сосредоточиваться на теменной чакре, но осознанность пусть будет совершенно открытой и свободной.

Выдохните, направляя прану вверх через чакру.

Выполняйте эту практику в любое время, когда захотите, но особенно, когда вы угнетены, подавленны или вялы, когда чувствуете, что вам не хватает сил справиться с поставленной задачей, когда недостает ясности или бодрости, когда вы отвлекаетесь или пребываете в смятении.

Прана жизненной силы

Центр праны жизненной силы — сердечная чакра. Ощутите биение сердца, если нужно, положив руку на грудь. Дышите глубоко, расслабьтесь. Затем сделайте вдох. Представьте, что с вдохом со всех сторон в ваше сердце устремляются свет и благотворная энергия, входят в сердечную чакру и оживляют прану жизненной силы. Оставаясь расслабленными, задержите дыхание и сосредоточьте его в сердечной чакре, чтобы развить там энергию. Чтобы направить свое внимание на грудь, используйте ощущения того, как расширяется грудная клетка, расправляются кожа и мышцы. Выдохните медленно и плавно и полностью расслабьтесь. Повторите, сохраняя внимание на сердечной чакре в центральном канале. Закончив, пребывайте в этом переживании, пока оно остается свежим.

Выполняйте эту практику при обстоятельствах, похожих на те, что упоминались при описании практики с поднимающей праной, а также в таких ситуациях, которые, как вам кажется, истощают вашу жизненную энергию и силы или приносят неудовлетворенность или огорчения. Это упражнение поддерживает сосредоточенную осознанность.

Прана, подобная огню

Прана, подобная огню, сосредоточивается в пупочной чакре. В этой практике используется следующая метафора: живот — это океан, а позвоночник — скала на берегу. Океан должен омывать скалу со всех сторон и возвращаться. Вдохните, задержите дыхание, втягивая живот к позвоночнику, а затем плавно расслабьтесь с выдохом. Пребывайте в чистом ригпа. Повторите.

Эту практику хорошо выполнять, когда вы рассеянны или не можете сосредоточиться. Обратите внимание на ощущение усиливающегося тепла в области пупка. Используйте воображение, чтобы разогнать огненную прану по всему телу.

Вездесущая прана

Вездесущая прана наполняет все тело.

Лягте или сядьте в позе медитации. Сделав выдох, сожмитесь как можно сильнее. Пусть тело занимает как можно меньше места; напрягите мышцы. Затем, на вдохе, медленно раскрывайте пальцы, руки, ноги, туловище. Вытянитесь и расслабьтесь, чтобы занимать как можно больше места. Вытягиваясь, ощутите, как вездесущая прана движется, распространяясь из центра тела по всему телу, до кончиков пальцев рук и ног. Выдохните и расслабьтесь в чистом присутствии, ощущая, как прана наполняет все ваше тело и пространство вокруг вас.

Эту практику очень приятно выполнять по утрам, проснувшись, но можете делать ее, когда захотите.

Опускающая прана

Для этой практики сосредоточьтесь на тайной чакре позади гениталий. [На вдохе] сократите мышцы тазового дна, мышцы промежности и ануса, оставайтесь так несколько секунд, а потом расслабьтесь. Повторите. Если хотите, можно также за время одной задержки дыхания сокращать и расслаблять мышцы несколько раз. После последнего расслабления мышц сделайте выдох, направляя прану вниз за пределы тела, и погрузитесь в состояние расслабленности, которое наступает после снятия напряжения. Расслабление, которое приносит эта практика, делает ее полезной при состоянии тревоги или неустойчивости.

ПЯТЬ ТАЙНЫХ ПРАКТИК ЦАЛУНГ

Общее описание

На тайном уровне этих практик используются те же самые пять пран, что и в предыдущих практиках, но тайные практики выполняют исключительно умом, поэтому они называются «тайными». Эти упрощенные практики цалунг можно выполнять где угодно, потому что в них для активизации чакр применяют только внимание, а не движение.

С каждой чакрой связаны свои форма и цвет. Эта форма представляет собой не конкретные очертания чакры, а скорее схему расположения в этом месте каналов энергии. Цвет связан с качествами энергии элементов, которые активизируются в данной чакре. Для подкрепления и защиты переживания в каждой чакре представляют слог «А».

Выполняйте практику по три раза с каждой чакрой или до тех пор, пока не получите отчетливое переживание. Затем вызовите в этой чакре качество, которое вы хотите развить: сострадание, умиротворенность, любовь, открытость, мудрость, щедрость. Развивайте качества, которые нужны вам в ваших практиках и в повседневной жизни. Эти практики похожи на то, как в помещении храма наводят чистоту, а потом устраивают алтарь, развешивая священные изображения и зажигая благовония.

Сосредоточьтесь на теменной чакре. Представьте нечто в форме зонта, поднимающееся из горловой чакры и распространяющееся через мозг к темени. Цвет — бледно-желтый или золотой. Поднимающая прана, связанная с элементом земля, исходит из горловой чакры, проходит через мозг и достигает теменной чакры.

Молитесь, чтобы здесь пробудились пять мудростей, благих божественных качеств, и чтобы они стали сильными и яркими. Почувствуйте, как открывается ваша теменная чакра, ощутите свою связь с высшими духовными измерениями. Представляйте в теменной чакре сияющее белое «А». Пусть его сияние усиливается. Оно символизирует сострадание. Предоставьте состраданию, сиянию и блаженству наполнить все ваше восприятие: все ваше тело, всех живых существ и все места. Это сострадание — не сентиментальное, деланное чувство: оно богато и действенно. Именно глубокое сострадание спонтанно возникает в состоянии просветления.

Сосредоточьтесь на горловой чакре. Дайте ей открыться и расслабьтесь. В этой чакре находится сияющее белое «А», символ умиротворенности. Из него во всех направлениях исходит умиротворенность, которая наполняет каждую клетку тела, а также все окружающее и всех существ.

Направьте внимание на сердечную чакру, центр связанной с элементом пространство праны жизненной силы. Сердечный центр обширен, полон белого света, принимающего очертания исполняющей желания драгоценности. Пусть эта чакра откроется и расслабится. В сердце пребывает присутствие — станьте им. Представьте в сердце сияющее белое «А». Вызовите качества любви и открытости, и пусть они наполнят все, словно чистый белый свет, озаряющий время и пространство.

Направьте внимание на пупочную чакру. Она красного цвета и находится не на поверхности, а в центре туловища. Здесь сосредоточена прана, подобная огню. Из этой чакры, как спицы колеса, отходят каналы; ощутите жар, исходящий из чакры. Пусть уйдет всякая напряженность. Представьте в чакре сияющее белое «А». Вызовите и сохраните качества: ясность, мудрость и естественное состояние ума. Пусть они наполнят все бытие. Все есть ясное присутствие; каждое существо — проявление чистой мудрости.

Сосредоточьтесь на чакре, расположенной между пупком и тайной чакрой на расстоянии приблизительно четырех пальцев ниже пупка, там, где боковые каналы соединяются с центральным каналом. Здесь собирается вездесущая прана, связанная с элементом воздух. Ощутите качество воздуха. Представьте сияющее белое «А». Пусть возникнут благотворные аспекты воздуха: гибкость, ясность, сообразительность. Пусть эти благие качества распространятся из чакры по всему пространству, как зеленые лучи света.

Теперь пусть ум сосредоточится на тайной чакре, где собирается опускающая прана, связанная с элементом вода. Эта энергия образует форму, напоминающую кузнечные мехи, обращенные узкой стороной вниз. Ощутите мощное присутствие элемента. Представьте белое «А». Вызовите и сохраните качество щедрости. Пусть распустятся узлы жадности и ненасытности. Ослабьте гнет эгоизма и растворите страх потери. Излучайте энергию открытости, участия и щедрости.

Используйте воображение, чтобы усилить переживание, внести изменения в сознание, поддерживать и сохранять благотворные качества. Работайте со всеми качествами сразу или же только с одним качеством и одной чакрой. Обращайте внимание на разницу в переживаниях, когда вы сосредоточиваетесь на разных чакрах. Экспериментируйте. Выполняйте практики во время специального занятия медитацией или в течение дня, когда вам необходимо прийти в себя, или в любое другое время.

Когда вам нужна энергия, выполняйте больше практик с физическими движениями. Они придадут сил вашему переживанию. Более тонкие упражнения выполняйте, когда по какой-то причине невозможно выполнять физические упражнения или когда вы просто сидите или идете.

Получив переживание, каждый раз излучайте его вовне в виде света, чтобы от него получили пользу каждое существо и каждый элемент окружающего мира. В Тантре с таким преображением работают до тех пор, пока оно не станет привычным способом мировосприятия. Добро действительно живет в этом мире, и только из-за своих кармических склонностей, которые все искажают, мы не можем прямо это увидеть.

Если у вас болит голова, ощутите в головной боли умиротворенность. Если обстановка неспокойная — злятся люди, бушует непогода — осознайте, что в основе гнева лежит умиротворенность — умиротворенность того пространства, в котором разыгрывается буря. Работая с каждым качеством, обнаруживайте его даже в самых неожиданных обстоятельствах. Это все равно что слышать тишину в отчаянном грохоте.

ОТКРЫТИЕ ЧАКР

Каждое из описанных выше упражнений отрывает ту или иную чакру, но почему важно открывать чакры? Согласно одной из метафор, центральный канал — это ствол древа, чакры — ветви, а качества, связанные с чакрами, — плоды. Плод созревает тогда, когда в вашем восприятии проявляются качества. Если чакры закрыты, качества не могут получить полного выражения. Возможно, вы обладаете состраданием, но, если чакры закрыты, оно не сможет проявиться в полной мере. Если же чакры полностью открыты, сострадание становится больше и шире, приближается к всеобъемлющему, основополагающему состраданию, которое естественным образом возникает у будд.

С помощью практик каналов и пран мы устраняем препятствия в каналах и чакрах. Этот процесс похож на то, как прочищают трубу, забитую льдом: ее можно потрясти, нагреть или продуть. Делать физические движения — все равно что трясти трубу. Выполнять задержку дыхания и умом направлять прану — это разогревание. Делать выдох — значит продувать каналы и чакры, чтобы их очистить. Результат — ощущение открытости и облегчения.

Как я уже говорил, если пойти дальше практик, связанных лишь с телом, и применить воображение и внимание, это поможет нам открыть энергетический уровень переживания и изменить качество сознания. И тогда мы обнаружим, что в сердце у нас — будда сострадания, на темени — будда блаженства, в горле — будда покоя, в пупке — будда мудрости, а в тайной чакре — будда щедрости.

Когда чакра открыта, могут возникать особые переживания. Поскольку на Западе люди зачастую склонны воспринимать энергетические зажимы в своем организме как эмоциональные, а не физические или энергетические нарушения, многие ощущают снятие такого зажима как эмоциональный катарсис. Однако для людей традиционной тибетской культуры снятие зажимов проявляется больше как энергетическое и физическое явление: они могут дрожать, трястись, дергаться, потеть, испытывать головокружение и т. д. У других людей, когда они сосредоточиваются на чакре, могут появляться мысленные образы. Эти образы бывают связаны с зажимами или напряжениями, мешающими течению праны через эту чакру, — с дурными воспоминаниями или травмами. Или же, когда чакра открыта, могут приходить положительные образы: духовные символы, божества, будды, богини и т. д.

Однако открытие чакры не всегда сопровождается появлением каких-либо переживаний — чаще ничего особенного не происходит. Глубокое открытие не связано ни с эмоциями, ни с образами. Но, если что-то действительно происходит, пусть все идет как идет, — не стоит держаться за возникающие переживания. Позвольте им проявиться, а затем позвольте им уйти. Это переживания очищения, не нужно за них держаться.

Если у вас нет никаких ощущений в одной из чакр, возможно, эта чакра зажата. Постарайтесь сознательно расслабить эту область. Помассируйте ее. Выполните дыхательные практики с этой чакрой. Внимание и осознанность приведут туда ум. Когда это произойдет, он направит в эту область прану. Это принесет пользу.

Независимо от того, испытали вы сначала эмоциональное облегчение или увидели образы, или ощутили физические проявления, в итоге вы получите переживание простора, открытости, благотворных качеств, которые принято считать различными аспектами мудрости.

Поскольку зачастую люди невольно считают свои слабости и проблемы частью своей личности, лишившись их, они ощущают вместо них пустоту, которая может вызывать страх. Затем старые привычки возвращаются и это пространство заполняется впечатлениями или эмоциональными переживаниями, или действиями, которыми обычно наполнено жизненное пространство.

Чтобы такого не происходило, для защиты этого пространства вы можете воспользоваться «доспехами»: представлять священные слоги, мантры, божеств или образ своего учителя. В пространстве чакр вызывайте благие символы, чтобы защитить их от возвращения врожденных кармических склонностей и привычек.

В Тантре тело никогда не считают греховным или нечистым. Наоборот — это мандала, священный дворец. В некоторых тантрах приводятся перечни множества божеств, которые составляют руки, голову, органы и т. д., так что все тело видится как сплетение божественных энергий и скрытых сил. Необходимо обнаружить священную природу тела и жить в ней.

Глава четвертая

ПЯТЬ ЭЛЕМЕНТОВ В ДЗОГЧЕНЕ

Эта книга была бы неполной без главы о Дзогчене. Понимание элементов — неотъемлемая часть учения Дзогчен. Однако, в отличие от глав о шаманизме и Тантре, здесь не приводятся конкретные практики. Хотя в текстах Дзог-чена есть описания вспомогательных практик, сущностная практика Дзогчена может начаться только тогда, когда есть понимание природы ума. Очень легко допустить ошибку, приняв то или иное переживание за природу ума, когда в действительности это не так. Лучший способ обрести уверенность относительно этого самого существенного момента — сотрудничать с учителем, который знает природу ума и умеет указать на нее другим.

Поскольку эта глава предназначена в первую очередь для практиков, уже получивших учение Дзогчен, кому-то из читателей некоторые термины могут быть незнакомы.

ВЕЛИКОЕ СОВЕРШЕНСТВО

Высшее учение традиции Бон — это Дзогчен, Великое Совершенство, или Великая Завершенность. Дзогчен учит, что основа человека и всех явлений — нераздельные пустота (stong pa nyid) и Светоносность ('od gsal).

Пустота — это сущность всех и вся. Это значит, что основополагающая истина вещей и существ — отсутствие у них какой бы то ни было независимой сущности. Вещи существуют условно как умозрительные обозначения, и их собственная сущность не является их неотъемлемым качеством: она преходяща и зависит от обстоятельств. Когда условия, поддерживающие [кажущуюся] сущность, уходят и возникают новые условия, эта сущность изменяется. Если поджечь дерево, оно становится огнем, затем — пеплом и в конце концов от него не остается обнаружимого следа. Куда делось дерево? Даже наше субъективное ощущение собственного «я» — это условное умозрительное обозначение, изменчивое и непостоянное.

Пустота — это не просто ничто: полное отсутствие бытия или смысла. Очевидно, что в каждом из нас постоянно возникают переживания. Осознанность, сопровождаемая бесконечным восприятием возникающих явлений,— это другой аспект основополагающей реальности: светоносности, или ясности. Светоносность — это и понятие, и чувственное переживание, лучше всего представляющее осознанность, символом которой чаще всего выступает свет. Светоносность означает и наше восприятие явлений, когда они «высвечиваются» в нашем восприятии.

Пустота и Светоносность нераздельны. Пустота светоносна, а Светоносность пуста. В Дзогчене об этой основополагающей реальности говорят, что она обладает способностью, или энергией (цал: tsal), которая находит выражение в непрестанном возникновении явлений — бесконечном появлении и исчезновении бесчисленных светоносных миров и существ — и все они по сути пусты, но существуют как мимолетная игра света. Явления возникают как отображение всеобщей основы (кунжи: kun gzhi), как недвойственное проявление пустой светоносности.

В контексте данной книги пустота и Светоносность соотносятся с пространством и светом. Дзогчен — это великое знание пространства и света. Пространство — это Великая Мать-Пустота, из которой все возникает как проявление светоносности, где у каждой вещи есть свое бытие, и куда, исчезая, все возвращается. Проявление светоносности — это игра пяти чистых светов. сущности пяти элементов. Это проявление объемлет все вещи, всех существ и все составляющие переживания. Такова основа воззрения Дзогчена.

СОТВОРЕНИЕ САНСАРЫ

Истинная природа всех живых существ — это природа будды, а все явления изначально чисты. И субъективный аспект, предстающий как отдельные личности, и внешние видимости — все это пустые явления, спонтанно возникающие как игра энергий элементов. Даже любая грязь, болезни и вредоносные существа по природе чисты.

И тем не менее мы страдаем.

Если мы по-настоящему не пребываем в природе ума, то обсуждение недвойственного присутствия и изначальной чистоты остается всего лишь разговорами об отвлеченных понятиях, не подкрепленными собственным переживанием. Дзогчен легко можно превратить в теорию, лишенную практики. Мой учитель лопон Тендзин Нам-даг Ринпоче часто указывает на ошибку, свойственную некоторым последователям Дзогчена, неспособным понять разницу между недвойственным воззрением Дзогчена и собственным поведением в двойственности сансары. Хотя воззрение Дзогчена недвойственно, в обычной жизни существует чистое и нечистое, положительное и отрицательное, полезное и вредное — необходимо это знать и соответственно себя вести.

В этой книге я уже говорил о пяти чистых светах, о процессе, вследствие которого чистоту энергий элементов начинают воспринимать как вещественный двойственный мир, который мы видим вокруг себя. Из-за того, что мы не узнаём природу собственного ума, мы начинаем отождествлять себя с «я», которое противопоставляется всему, что не есть «я». Мы сужаем свое «я» и воспринимаем явления как отдельные от себя. Этот процесс коренится в неверном представлении о том, что у вещей и существ есть независимое бытие. Наше внутреннее заблуждение становится внешним проявлением.

И наоборот, когда мы воспринимаем внешний мир и самих себя как пустую светоносность, мы начинаем уменьшать изначальное неведение, которое держит нас в темнице круговорота страдания. В восприятии нет никаких противоречий. Элементы естественным образом уравновешиваются. Благодаря узнаванию природы ума и пребыванию в ней, мы растворяем двойственное восприятие в его основе — пустом сиянии.

Исправление воззрения — это не вопрос перемены мнения, хотя начать можно с этого. Главное — изменить процесс восприятия и разрушить двойственность субъекта и объекта. Необходимо прямо узнать свою собственную природу — природу будды.

ШЕСТЬ СВЕТОЧЕЙ

Шанг-Шунг ньенгью — это цикл древних учений Дзогчена. В нем содержатся сущностные тайные учения, а также связанные с Дзогченом практики. «Шесть светочей» — это текст из цикла Шанг-Шунг нъенгъю. Он довольно большой и состоит из коренного текста и комментария. Как и в тексте о пяти чистых светах, в этом учении речь идет об изначально чистой сущности и ошибке двойственного ума. Здесь я даю очень краткое объяснение этого текста.

Из «Шести светочей»:

Почему разделены сансара и нирвана?

Почему Самантабхадра — изначальный будда?

Почему живые существа блуждают в сансаре из-за своей кармы?

Самантабхадра — будда, потому что постигает.

Живые существа блуждают в сансаре, потому что не постигают.

Пустая основа (кунжи) и исконная осознанность (ригпа) — источник заблуждения и постижения.

Движущийся ум — причина заблуждения и постижения.

Три видения: звук, свет и лучи — вторичные причины заблуждения и постижения.

В кунжи и ригпа нет ни заблуждения, ни постижения.

В кунжи и ригпа нет разделения на сансару и нирвану.

В движущемся уме есть и заблуждение, и постижение.

В движущемся уме возникает разделение на сансару и нирвану.

Сансара и нирвана, неведение и постижение, заблуждающиеся существа и будды — все возникает из одной и той же основы, кунжи, что вне всякой двойственности чистого или нечистого, существующего или несуществующего. Движущийся ум возникает из кунжи вследствие кармы.

Самантабхадра — изначальный будда, потому что всегда был свободен от заблуждения, никогда не отвлекался от естественного состояния. Он никогда не принимал явления за нечто иное, чем пустая светоносность. Мы, обычные существа, отвлеклись от естественного состояния. Мы отождествляем себя с движущимся умом, а из явлений делаем его объекты. Заблуждающиеся и ограниченные двойственным видением, разделяющим все на «я» и «не я», мы скитаемся в сансаре.

Как я уже говорил, в учениях Дзогчена говорится, что истинная природа всех явлений — нераздельные пустота и светоносность. Иногда в Дзогчене символом этой основополагающей реальности служит единственное тигле — шар из чистого света. Оно единственное, потому что недвойственное. Оно единственное не в противоположность чему-то другому. У него нет ни границ, ни подразделений, нет ни внутреннего, ни внешнего. Несмотря на недвойственность, в нем непрерывно проявляются энергии. Именно поэтому его часто изображают в виде радужного шара из света пяти цветов элементов.

В качестве символа используют свет, поскольку он наименее вещественный из всего, что мы способны воспринять чувствами. Кроме того, природа ума лучистая и ясная, как свет. Словно зажженный свет, ригпа освещает и себя, и все, чего касается.

Тибетское слово нангва, которое встречается в учениях, часто переводят как «видение» или «видимости». Но оно подразумевает не только зримые явления. В данном случае «видение» означает «переживание» и включает в себя все, что видят материальными глазами и умственным взором, что слышат, обоняют, вкушают, осязают, что возникает как мысленное переживание и как воображение. Все это «видимости», потому что возникают в свете ригпа, свете чистого присутствия. Все это лишь слова, но они близко описывают истинное переживание. Светоносность — это свет ригпа, а также все возникающие в нем явления, которые всегда, без исключения, тоже светоносны.

«Шесть светочей» — это всеобщая основа и пять уровней явленного. Они названы светочами, потому что в каждом из этих уровней присутствует один и тот же свет в одном из шести разных аспектов.

ПЕРВЫЙ СВЕТОЧ

(gnas pa gzhi yi sgron ma)

Первый светоч — это светоносность пребывающей основы, изначальное недвойственное присутствие. Он не личностный, не индивидуализированный, не ограничен местонахождением, недвойственный. Это аспект светоносности, который, в нераздельном единстве с пустотой, составляет основу всего восприятия. Если практик постигает первый светоч — не умственно, а благодаря пребыванию в исконном недвойственном ригпа, — то узнает всеобщую основу в каждом переживании и при всех обстоятельствах, а также во всех остальных пяти светочах.

Главное в первом светоче — узнать свет кунжи.

ВТОРОЙ СВЕТОЧ

(tsi ta sha yi sgron ma)

Второй светоч — это «светоч телесного сердца», светоч самовозникающей исконной осознанности, ригпа, в измерении самого человека. Он личный, но только в том смысле, что представляет собой чистую осознанность, лежащую в основе движущегося ума и ощущения своей личности. Он связан с дхармакаей. Это ригпа, пребывающее как переживание личности. Но он не ограничен какой-либо узкой личностью, хотя вследствие заблуждений двойственного ума нам кажется, что он ею ограничен.

Хотя ригпа на самом деле не пребывает нигде, многим практикам легче распознать его в связи с сердечным центром. В «Шести светочах» это особо обсуждается с точки зрения пространства внутри материального сердца. Западным людям это обычно кажется странным, но ведь похожим образом мы говорим, что природа ума пребывает «внутри» каждого существа. Природа ума не индивидуальна и не локализована. Вернее было бы сказать, что мы существуем в природе ума, а не природа ума пребывает в нас. Но в нашем восприятии легче узнать природу ума, если мы углубляемся «внутрь» своего самого сокровенного места — сердца. Вот почему мы говорим, что ригпа пребывает в сердце, что сердце — центр праны жизненной силы и что любовь всегда идет из сердца. Поэтому мы и здесь говорим о «свете сердца».

Главное во втором светоче — узнать внутренний свет исконной осознанности.

ТРЕТИЙ СВЕТОЧ

(dkar 'jam tsa yi sgron ma)

Третий светоч — это «светоч мягкого белого канала». Это ригпа и прана ригпа, движущаяся в каналах тела, особенно в канале, соединяющем сердце с глазами. Этот светоч связан с самбхогакаей.

Третий светоч — это ригпа, которое проникает, как бы движется из сердечного центра во время переживания. На самом деле ригпа — не вещество и никуда не движется. Ригпа пребывает в сердце, недвижное, как дхармакая, но здесь оно кажется движущимся. В действительности движение в третьем светоче — это оживленность ригпа. Речь идет о пране жизненной силы. Именно мудрость ригпа проникает повсюду. Хотя ригпа никуда не движется, в ригпа есть движение, благодаря которому мы и можем ощутить ригпа. Если практик отвлекся от природы ума, может показаться, что он далек от ригпа, но на самом деле никто не может отдалиться от своей истинной природы. Мы оказываемся неспособными узнать ригпа, несмотря на то, что оно — осознанность, лежащая в основе и поиска, и того, кто ищет, и неспособности найти.

Поскольку нам кажется, что мы утратили связь с чистым присутствием, нужно вернуться в себя, в свое сердце, в центр переживания. Если практик узнаёт сущность первого светоча или пребывает в ригпа во втором светоче, то в кажущемся движении третьего светоча он продолжит пребывать в чистом присутствии и движение объединится с природой ума.

Главное в третьем светоче — узнать свет проникающей мудрости, когда она движется по каналам.

ЧЕТВЕРТЫЙ СВЕТОЧ

(ryang zhag chu yi sgron ma)

Четвертый светоч — это «водяной светоч, освещающий даль». Это исконная осознанность, проявляющаяся при посредстве [органов] чувств, особенно глаз (водяного светоча). В учении четвертый светоч соотносится с нирмана-каей. Для практика этот светоч обнаруживается в первый миг чувственного восприятия, до того как рассудочный ум начинает придавать исходным чувственным данным форму кажущихся существ и вещей. Для большинства существ, отождествляющих себя с движущимся умом, этот первый миг восприятия похож на краткий провал в сознании. Но для практика, которого познакомили * с природой ума, первый миг любого восприятия дает возможность прямого узнавания исконной недвойственной осознанности-ригпа.

Главное в четвертом светоче — увидеть свет обнаженного ригпа, до того как переживание разделится на частные формы или на обособленных существ.

ПЯТЫЙ СВЕТОЧ

(zhing khams ngo sprod sgron ma)

Пятый светоч — это «светоч знакомства с чистой страной». Это свет ригпа, когда он проявляется как светоносные, кажущиеся внешними объекты и образы. Когда практик пребывает в ригпа первого светоча, объекты, предстающие перед чувствами, остаются чистыми и недвойственными. Это называется «отсечение сомнений в трех телах (каях)».

* Иначе говоря, «который получил (от учителя) прямое введение (в природу ума)». Соответствующий тиб. термин — нготро: ngo sprod, букв, «показ (собственного) лица». — Прим. перев.

Один из символов, используемых в Дзогчене, — пустотелая кукла, оболочка с отверстиями на том месте, где у человека должны быть органы чувств: глаза, уши, рот и нос. В темном помещении внутрь куклы ставят зажженную свечу. Свет есть посреди куклы, свет распространяется по всей кукле, и свет освещает то, что является внешним по отношению к кукле, — и все это один и тот же свет. Подобное объяснение, которое есть в «Шести светочах», описывает, как светоносность изначальной осознанности воспринимается в разных ситуациях.

Свет, идущий из куклы, освещает то, что вне ее. Это противоположно западному образу мыслей, где считается, что через органы чувств мир входит в нас. Согласно же тибетской традиции, осознанность проявляется через органы чувств. Важно помнить: то, что кажется внешним, на самом деле — явления, возникающие в осознанности. Восприятие недвойственно: объект и субъект возникают вместе. Они подразделяются на внутреннее «я» и внешний объект лишь умозрительно — на самом деле свет не делится на внутренний и внешний. В действительности оба полюса двойственности пусты и светоносные явления возникают в природе ума.

Это и есть главное в четвертом светоче: то, что свет обнаженной недвойственной осознанности условно разделяют на субъект и объект.

ШЕСТОЙ СВЕТОЧ

(bar do dus kyi sgron ma)

Шестой светоч — это светоч бардо, промежуточного состояния после смерти и до следующего рождения. Видения и переживания, возникающие в бардо, как и переживания в этой жизни, представляют собой обусловленные кармой проявления нашего собственного ума. Для практика, который узнаёт в них свою собственную природу, это освобождение. У человека, который не понимает, что видения возникают из него самого, одно из видений в конце концов берет верх и увлекает его в соответствующий мир и обстоятельства его следующего рождения в круговороте бытия.

Главное в шестом светоче — узнавание света сансары и нирваны.

Центральное учение «Шести светочей» заключается в том, что все: каждое переживание, каждая мысль, каждая личность — это проявление чистой светоносной основы бытия. Необходимо это понимать и пребывать в таком понимании. Хотя в «шести светочах» не говорится о пяти светах, светоносность, которая здесь описывается, и есть пять чистых светов элементов. Нужно понять это, осознать и жить в этом знании.

Светоносность в первом светоче — это ничем не ограниченное чистое присутствие. Последующие светочи — это основополагающее чистое присутствие, пребывающее в сердце, возникающее как личное переживание, действующее в органах чувств, проявляющееся как видимости мира явлений и, наконец, предстающее как видения бардо. Тот свет, который освещает и который является каждым из этих разнообразных переживаний, — это тот же самый священный свет, исконная недвойственная осознанность.

В учениях Дзогчена говорится, что все грубые и тонкие видения — будь то внешние видения гор, зданий и т. д. или внутренние видения, появляющиеся в медитации, в духовной практике, — возникают из пяти чистых светов. Чтобы получить внутреннее переживание пяти светов, нам нужна поддержка со стороны практики и учений. С помощью более грубых внешних видений мы стараемся получить переживание тонких видений. С помощью переживания тонкого видения, мы стараемся узнать чистую светоносность — пять чистых светов — во всех внешних видениях.

Чтобы практиковать Дзогчен, необходимо с помощью всех переживаний учиться пребывать в постижении первого светоча. Можно медитировать у алтаря и получать переживания пустоты, ясности и блаженства, а потом встать, пойти в магазин, повстречать кого-то, увлечься и забыться. Поэтому нам нужно пребывать в ригпа, которое лежит в основе и медитативного переживания и всего того, на что мы отвлекаемся в повседневной жизни. Если мы пребываем в ригпа, все, что мы воспринимаем как внешнее, становится менее вещественным. Менее вещественными становятся все наши отождествления. Менее существенными становятся наши проблемы. Мы ощущаем ригпа повсюду: нет никакой разницы между тем, что внутри тела и вне его. Нет разницы между медитацией и немедитацией. Мы ощущаем ригпа благодаря чувствам, но не чувствами, поскольку чувствами мы воспринимаем объекты чувств. Ощущение ригпа с помощью чувств не имеет ничего общего с восприятием объектов чувств: здесь мы устанавливаем связь с внутренним светом, пребываем в ригпа и сохраняем эту связь в процессе чувственного восприятия.

Дзогчен в действительности говорит не об индивидуальном. Он обращен к пространству и свету, пустоте и недвойственному ригпа, а не к развитию качеств. На самом деле Дзогчен начинается как путь тогда, когда человек осознал первый светоч. Дзогчен не принадлежит тибетцам или европейцам, людям или не людям. Его цель — постичь природу каждого существа.

ЗВУК, СВЕТ И ЛУЧИ

В «Шести светочах» все явления подразделяются на звук, свет и лучи.

Когда возникают три объекта видения [звук, свет и лучи],

Если движущийся ум понимает их как собственные видения,

То благодаря видениям мы воспринимаем обнаженное исконное ригпа

И ясно постигаем незамутненную основу.

И еще там говорится:

Когда исконное ригпа едино со светом, проявляются все тела сансары и нирваны.

Когда исконное ригпа едино со звуком, возникают все виды речи сансары и речи будды.

Когда исконное ригпа едино с лучами, проявляется все сознание сансары и нирваны.

Если все явления, в том числе и субъективное чувство своего «я», узнавать как пустое проявление пространства и света, — ты свободен. Тогда все, что бы ни возникало, предстает как украшение чистого бытия. Если воспринимать явления, в том числе и субъективное чувство своего «я», как если бы они были независимыми, самостоятельными существами или объектами, — ты запутался.

Если звук проявляется в состоянии ригпа — это от природы чистый звук. В первый миг восприятия звук не отделяется от субъекта. Если же звук принимают за объект, внешний для субъекта, то ему приписывают независимое существование. И тогда его наделяют каким-то значением. Например, в младенчестве мы слышим разговор, но не воспринимаем его как нечто отдельное от себя. Позже, научившись говорить, мы вкладываем в звуки смысл, но этот смысл представляется нам чем-то внешним. Когда мы слышим иностранную речь, она не несет для нас никакого смысла, пока мы не изучим этот язык достаточно для того, чтобы соотносить его слова с каким-то смыслом. Это верно для всех звуков: сначала он только звук, затем мы учимся вкладывать в него смысл. Звуки превращаются в слова, или в кошку, что крадется в кустах, или в автомобиль, что проехал вдали. Услышав неизвестный звук, мы спрашиваем, что это? Получив ответ, в следующий раз мы уже не столько слушаем звук, сколько его вспоминаем.

Все понятия, о которых мы способны думать, могут проявиться в речи. От этого возникают виды речи сансары и нирваны. В сансаре речь нечистая. Это касается не только такой речи, которая причиняет вред — когда ругают или обманывают, — но и обычной речи, которая подкрепляет двойственное видение. Речь нирваны — это речь будд. Говорят, что речь будды настолько сильна и чиста, что ее могут понять даже люди, которые говорят на других языках.

Когда мы пребываем в недвойственном ригпа, мы понимаем язык, сохраняя сильную связь с чистой основой звука. Например, когда говорят: «Я больше не хочу тебя видеть», обычно эти слова причиняют страдание или вызывают гнев, хотя по своей сущности это просто чистый звук. Если мы отождествляем себя с ограниченным «я», то привносим в эти слова смысл, чувствуем себя отвергнутыми и страдаем. Если же мы пребываем в ригпа, то не отождествляем себя с личным «я» и поэтому не страдаем. Мы понимаем слова, но они просто растворяются в осознанности: их звучание не оставляет после себя чувств горечи или гнева. Их исходная природа чиста, и они снова растворяются в этой чистоте. Но это вовсе не означает, что, пребывая в ригпа, мы не способны говорить — мы в полной мере и соответствующим образом способны откликаться на воспринимаемое, но при этом совершенно не следуем кармической привычке.

Свет — это просто энергия элементов, о которой я уже писал. Когда мы сочетаем ее с осознанностью, она обнаруживает форму. Мы учимся понимать форму точно так же, как учимся понимать язык. Мы привносим смысл в зрительное переживание. Мы можем видеть и образ будды, и такие образы, к которым чувствуем сильную неприязнь либо страстное желание. Но в своей основе наше ощущение формы — это восприятие света.

В контексте приведенной выше строфы лучи — это существа и объекты. Точно так же, как свет, наполняющий все небо, и лучи солнца — это один и тот же свет, видимый при разных условиях, ригпа живых существ — это чистое изначальное ригпа, проявляющееся в виде кажущихся самостоятельными особей.

Если мы ошибаемся относительно собственной природы, то ошибаемся во всем. Мы блуждаем в сансаре, скитаемся, гонимые кармическими склонностями. Что бы мы ни повстречали, все это проекции нашего собственного ума, но мы считаем их чем-то независимым, возникающим самостоятельно. Эта двойственность приводит к привязанности или неприязни, в результате чего элементы в нашем личном измерении становятся неуравновешенными.

ЧТО ДЕЛАТЬ С ТРУДНОСТЯМИ

В сансаре у всех есть трудности. Такова природа сансары. Как бы ни думали об этом западные люди, пока человек находится в сансаре, практика не освободит его от трудностей. Меня часто спрашивают, могут ли заболеть те, кто всегда пребывает в естественном состоянии. Даже люди, которые постоянно пребывают в таком состоянии — если, конечно, у них есть тело, — когда-нибудь да заболеют. Им нужно платить за жилье, покупать бензин для автомобиля, еду, у них бывают и трения в общении с людьми, а в конце концов наступает смерть тела.

Хотя практика не устраняет всех жизненных трудностей, она способствует тому, чтобы лучше справляться с трудностями. Это утверждение гораздо важнее, чем оно кажется, потому что в практике упор делается не на самой проблеме, а на том, что с ней делать. Большинство людей не знают, что делать с той или иной проблемой, и часто не знают хорошего способа бороться с трудностями. Напротив, им свойственно представление, что в основе их трудностей лежат объективные причины, в которых и следует искать решение проблем. В психотерапии принято считать, что проблемы начинаются в жизни в определенный момент вследствие определенных ситуаций и, чтобы устранить трудности, необходимо разобраться в конкретной ситуации, сложившейся в конкретный момент. Возможно, так можно решить некоторые проблемы, но страдание начинается задолго до детских лет, задолго до рождения. Каким бы безоблачным ни было детство, трудности все равно бывают у каждого.

Разумеется, это не значит, что с трудностями ничего делать не нужно. Мы должны их преодолевать, и, чем более умело мы это делаем, тем больше от этого пользы нам самим и людям, с которыми мы связаны. Если мы понимаем, что в сансаре страданиям нет конца, то нам немного легче их принять. Некоторые могут подумать, что принимать страдания — значит их поддерживать, что принять страдание — значит смириться с ним, но я имею в виду вовсе не это. Признание того, что трудности всегда будут, подразумевает открытое отношение ко всему в жизни: не только к благоприятному, но ко всему.

Дзогчен не пытается преодолеть трудности или исправить их причины, или отречься от трудностей, или превратить их во что-то другое. С чистой точки зрения Дзог-чена, нет такой вещи как трудность, или проблема. Когда возникает мысль или чувство, или ощущение, их оставляют как они есть. Они не вызывают никакого ответного действия. А если нет ответного действия, то оно не влечет никаких последствий. Практик не относится к тому, что возникает, как к объекту, воспринимаемому субъектом, который должен с ним что-то делать. Оно просто есть, а потом его нет. В таком случае практик, со своей стороны, не вовлекается ни в какую проблему, какова бы она ни была, а потому она растворяется в пустом ригпа. Проблема переживается непосредственно как пустая свето-носность, вследствие чего не порождает последствий. Поскольку нет ответного действия, нет и нового кармического следа.

В Дзогчене практик, вместо того чтобы стараться преодолевать трудности, стремится узнавать естественное состояние ума и пребывать в нем. Таково истинное разрешение проблем — не их частных случаев, а полное прекращение существования «проблем» как категории переживания. В Дзогчене говорят, что знать одно — значит знать все. По-настоящему знать природу любой трудности — значит знать природу всех трудностей: пустую све-тоносность.

Выше я писал, что любые расстройства можно описать как нарушение равновесия элементов. Это верно и с точки зрения Дзогчена. Нет лучшего способа уравновесить элементы, чем пребывать в естественном состоянии. Если пребывать в естественном состоянии, ум ясен, прана в теле течет плавно, а тело работает лучше. Отвлечение от естественного состояния влечет за собой большее неравновесие элементов. Верно и то, что уравновешивание элементов любыми иными средствами — правильным питанием и лекарствами, шаманскими ритуалами, тантрийской практикой и т. д. — помогает практику пребывать в естественном состоянии, если оно уже знакомо.

С точки зрения Дзогчена, плод пути уже присутствует. Ничего не нужно развивать — только узнавать. Главные практики Дзогчена нацелены не на развитие чего бы то ни было, пусть даже полезных качеств. Практика — это просто пребывание в природе ума, в которой все качества уже присутствуют и могут возникнуть сами собой. Не являются существенно важными даже методы и вспомогательные практики. Если считать, что необходимо применять практику, чтобы от чего-то избавиться или что-то преобразить, то методы могут стать препятствием для пребывания в недвойственном ригпа. Практики используют только для объединения с естественным состоянием и упрочения в нем.

Когда я впервые стал учить на Западе, я делал это традиционным способом. Такой способ обычно подразумевает объяснение содержания конкретного текста с добавлением собственных комментариев. Поймет ученик или нет, зависит только от него самого. Но, чем дольше я жил на Западе, тем больше понимал, что необходимо объяснять само учение, говорить о том, как развивать переживание и как применять учения и практики в повседневных жизненных ситуациях. Для меня важнее всего, чтобы учение было полезно людям, помогало им справляться с внутренними противоречиями, устраняло препятствия для медитации, развивало устойчивость пребывания в естественном состоянии.

Иногда это подразумевает применение очень глубокого учения на психологическом уровне, хотя воззрение такого учения, как Дзогчен, лежит за пределами озабоченности психологическими или эмоциональными состояниями. Воззрение Дзогчена — высочайшее, недвойственное воззрение, но это не значит, что оно никак не может воздействовать на повседневные ситуации. У настоящего практика оно оказывает влияние на всё — на все его взаимоотношения и обстоятельства.

Задача выполнения практики — перестать быть человеком, одолеваемым проблемами, и полностью пребывать в природе ума, где нет ни проблем, ни обособленных личностей, с которыми нужно было бы бороться.

РАСТВОРЕНИЕ САНСАРЫ

В учениях Великого Совершенства есть понятие лхундруб — спонтанное совершенство, или спонтанное присутствие, которым наделены все явления, в том числе и счастье и страдание. Все, что бы ни возникло в переживании, совершенно как оно есть. Все явления — это игра пяти чистых светов элементов, и из этих пяти чистых светов непрестанно возникают все качества нирваны. Мы поглощены ложной по сути борьбой с переживанием только потому, что придерживаемся ошибочных двойственных взглядов. Нам нужно лишь пробудиться — как пробуждаются от сна, — чтобы эта борьба закончилась, а затем понять, что все это не было реальностью. Но, пока мы не проснулись, мы страдаем.

Мир, который мы воспринимаем, переживаем и думаем, что его знаем, развивался с течением времени. Этот двойственный мир, в котором царит понятие «я и другие», мы укрепляли, делали конкретным, наделяли признаками. Внутренние омраченности движущегося ума вылились в то, что кажется неблагоприятными внешними явлениями, а ответные действия на кажущиеся внешними явления усиливали внутренние омраченности. Если мы пребываем в природе ума, снова и снова растворяя переживание в чистой светоносности, то в конце концов начинаем воспринимать скорее поток света, чем материальные формы, скорее чистый звук, чем шум или приятные и неприятные разговоры, и скорее чистое бытие, чем отдельные вещи и самостоятельных существ. Ясность и чистота природы ума рождает кажущиеся чистыми внешние явления. И восприятие этой чистой светоносности еще больше укрепляет практика в природе ума. Это лучший способ уравновешивания элементов.

Лопон Тендзин Намдаг Ринпоче сделал перевод на английский язык и написал комментарии к тексту, который вышел под названием Heart Drops of Dharmakaya (Ithaca, NY: Snow Lion Publications, 2002) *. В этой книге содержатся наставления по практикам рушен — важным главным практикам Дзогчена. Слово рушен значит «разделять» или «различать», и практики рушен предназначаются для прояснения переживаний чистого и нечистого. Они дают практикующему возможность узнать природу ума, вместо того чтобы постоянно отвлекаться на те переживания, что возникают в природе ума. Практики рушен подразделяются на разные категории: внешние, внутренние и тайные.

Во внешних практиках используется тело. Например, одна из практик заключается в том, чтобы стоять в трудной йогической позе, в позе ваджры, благодаря чему в теле происходит движение энергии, которое дает три полезных результата: возникающий жар сжигает воздействующую на тело карму, так что оно становится более здоровым и т. д.; возникающая энергия сжигает карму, плохо влияющую на энергию тела; и если, сохраняя позу, практик пребывает в ригпа, то сжигается карма, вызывающая умственные нарушения и изъяны воззрения.

Когда практик уже не в силах сохранять эту позу, он в изнеможении падает. В момент изнеможения предоставляется еще одна возможность получить нечистое или чистое переживание. В первом случае практик отвлекается на чувство облегчения и переживание захватывает его целиком — это похоже на забытье при любом обычном изнеможении. Во втором случае практик пребывает в чистом присутствии.

* Русский перевод: Капли сердца Дхармакайи. — М.: Либрис, 1996.

Поза ваджры из практики рушенов

Внутренние практики рушен действуют на уровне энергии. Здесь представляют слог «ХУМ», который следует за умом и дыханием, двигаясь иногда мягко, а иногда гневно. В мирных практиках все видимости мягко объединяют со светом, а в гневных — видимости яростно разрушают и расгворяют их в пространстве. Эти практики повторяют очень много раз. Каждый раз, когда помехи, препятствия и отождествления представляют в виде образов и уничтожают, ослабляется привычка держаться за них. Этот процесс происходит без участия логики и рассудка — вещи и существ, представляемых в виде образов, просто объединяют со светом или разрушают, или растворяют. Когда практику не остается ничего, за что можно было бы держаться, он, хотя бы на краткий миг, узнаёт исконную осознанность, ригпа.

Тайный рушен воздействует непосредственно на ум. Получая переживание, задаются вопросом: «Откуда мысль возникает, где пребывает и куда исчезает?». Отыскивая ум, мы ничего не находим, и состояние этого «необнаружения» становится очень ясным. То есть мы обнаруживаем ясность чистого пространства, природу ума. Если же мы не узнаём собственной природы, движущийся ум продолжает поиски.

Практики рушен — это предварительные практики. Настоящие же практики Дзогчена невозможно точно описать, потому что слова имеют смысл, только если знать, на что они указывают. Большинство духовных практик нужны, чтобы развить переживания, развить определенные положительные качества, благодаря которым можно оказаться ближе к собственной истинной природе. В практиках Дзогчена нет задачи что-либо породить. Они нацелены не на конкретное переживание, а на узнавание основы переживания. Все видения пяти внешних элементов и пять внутренних элементов, все мысли и переживания растворяются в основе. Что остается, когда прекращаются переживания, даже переживания бессознательного состояния, сна и чувства своего «я», — это нераздельные пустота и светоносность. Пребывание в них и есть практика Дзогчена.

Обобщенно о практике Дзогчена можно сказать следующее: узнавайте недвойственное исконное ригпа, растворяйте в нем всякое отождествление и пребывайте так не отвлекаясь. В этой главной практике выделяют две части: трегчо — практика, в которой постоянного отсекается отвлечение, чтобы пребывать в естественном состоянии ума, и тогал — практики, в которых используются видения,

естественным образом возникающие из практики трегчо. Но это два аспекта одной и той же основной практики, заключающейся в том, чтобы объединиться со всеми явлениями переживания, пребывая в естественном состоянии ума. Если это достигнуто, элементы вашего измерения естественным образом и сами собой уравновешиваются. Тот, кто практикует Дзогчен, имеет дело с этим тайным измерением элементов, в котором элементы — это светонос-ность, сияние бытия.

Трегчо позволяет объединиться с элементом пространство. В этой практике делается упор на изначальную чистоту (кадаг: ka dag) пустоты. Тот, кто практикует трегчо, больше не отождествляет себя с тем, что возникает в переживании, — в том числе и с субъектом, — но пребывает как пустая природа ума. Он позволяет всем явлениям возникать и исчезать, не питая к ним привязанности или неприязни, не создавая субъект в ответ на переживание. Практик пребывает в чистом пространстве. «Пребывать в пространстве» означает быть пустым осознающим пространством, узнавая исконное недвойственное ригпа и растворяя в ней свое «я».

В тогал упор делается на светоносность. Это практика света. Практика трегчо сосредоточена на пребывании в пустой природе ума, тогал же объединяет проявления энергии элементов с природой ума. В некотором смысле, в трегчо избегают участия в чем бы то ни было, а в тогал участвуют во всем, объединяясь со всем, что возникает. Когда пребывают в недвойственном ригпа трегчо, переживание — это поток пустых явлений, нескончаемый поток света. А если, не отвлекаясь от природы ума, позволить переживанию проявляться, то это практика тогал.

Хотя часто сначала учат практике трегчо, а потом — тогал, эти практики нераздельны. Без устойчивого трегчо не будет тогал, а если трегчо устойчиво, все, что возникает, есть тогал. Хотя такое изложение учения нетрадиционно, все переживание, объединенное с естественным состоянием, — переживание, в котором практик не отвлекается и не возвращается к состоянию двойственности, — это видение тогал. Одна из причин, почему в учении трегчо и тогал разделяют, — чтобы можно было отдельно учить особым практикам, связанным с тогал, например практикам темного затвора.

Когда ученик получил от своего учителя введение в природу ума, он в своей практике держится последовательности, подробно описанной в учениях А-три (A khrid), принадлежащих к одной из трех главных передач традиции Бон. Последовательность такова: пребывать, растворить, продолжать. Цель и практика Дзогчена — всегда пребывать в природе ума. Когда ученик объединяется с природой ума, все, что возникает, самоосвобождается, растворясь в пустой светоносности. Однако, если отвлечься от природы ума, возникает двойственность субъекта и объекта. В таком случае нужно применить намерение вернуться в чистое присутствие. Тогда вы продолжаете пребывать в естественном состоянии, пока снова не отвлечетесь, и процесс повторяется. Пребывайте в природе ума, растворяйте отвлечения, оставайтесь в естественном состоянии.

ПОНИМАНИЕ ЭЛЕМЕНТА ПРОСТРАНСТВО

Я часто слышу, как люди заявляют, что хотят быть более устойчивыми, более открытыми, более терпимыми, более свободными. Обычно они думают, что должны изменить что-то в своей жизни, чтобы одно завершить, а другое, новое, развить, но все это — качества их собственной природы, качества, пребывающие во всеобъемлющей природе ума. Чтобы узнать эти качества, нужно узнать сущность элемента пространства, и пребывать в ней, то есть в пустой светоносности естественного состояния. Об этом пространстве, о пустоте говорится во многих учениях, но обычно никто не принимает во внимание пространство как таковое. Люди склонны обращать внимание на то, что находится в пространстве.

В Дзогчене пространство считается самым важным элементом из всех, с которыми мы работаем. Пространство безгранично, оно вне формы, цвета и облика, вне рождения и смерти. Оно — основа четырех внешних элементов: земли, воды, огня и воздуха. Оно — великий источник, из которого все существа и их окружение возникают, где все пребывает и где исчезает. Пространство — это Великая Мать.

Хотя иногда последователей Бона называют «небопо-клонниками», это не совсем так. Однако верно, что в Боне признают священность пространства и считают, что небо — это внешний образ пространства кунжи, всеобщей основы. Хотя все, что когда-либо существовало, существует или будет существовать, возникает из пространства, пространство ничем не запятнано. Оно никогда не оценивает и не проводит различий. Оно ни на что не реагирует и ни от чего не зависит. Оно остается чистым и светоносным.

То же самое говорят и о природе ума. В ней возникает все, но она ни от чего не зависит. Все рождается и умирает, но природа ума не рождается и не умирает. Хотя внешнее пространство — это не природа ума, объединение с пространством в переживании может помочь нам узнать природу ума.

Большинство людей чувствуют себя неуютно, если пространства слишком много. Если в доме слишком много пустого места, он кажется нежилым. Если комната слишком пуста, ее заставляют мебелью или ширмами — чем-нибудь таким, что разгораживает пространство, сокращает его. Человек может чувствовать себя одиноким, если места слишком много, поэтому мы заполняем пространство вещами, с которыми мы связаны, такими как кровать, кухонный стол, диван, алтарь, картины на стенах, книги на полках, сувениры.

То же самое относится и к нашей внутренней жизни. Если скажут, что у вас пустой ум, это будет оскорблением, если только вы не практик. Пустая жизнь одинока и печальна. Ощущение внутренней пустоты связано с депрессией. Если мы начинаем ощущать пустоту, то отправляемся в кино или читаем книгу, или включаем телевизор, или звоним по телефону, или отправляемся по магазинам. Пустота, безмолвие, неподвижность для нас нежеланны, а если и желанны, то ненадолго. Даже уходя в отпуск, чтобы «просто побездельничать», мы все же читаем, купаемся, играем в игры, устраиваем обеды и пьем вино. На самом деле мы не собираемся ничего не делать, а если видим человека, который, уставившись в пространство, подолгу ничего не делает, то считаем его ненормальным.

В буддизме одна из наиболее важных практик — медитация о пустоте. Часто людям это слово не нравится: они предпочитают слышать слова «полнота» или «таковость». Но это одно и то же. Что же в буддизме на самом деле значит пустота? Мудрость. Мудрость — это постижение пустоты, шуньяты. Мудрость — это знание пустой сущности, а не качеств, которые возникают в этой пустой сущности. Постижение качеств называется методом. Это другая половина пути. Развитие и постижение качеств, например сострадания или щедрости, — это средства, а постижение пустого пространства, в котором возникают качества, — это мудрость. Если вы практиковали Дхарму достаточно долго, то много слышали о пустоте. Наверное, о ней говорил каждый учитель, у которого вы получали учения, о ней было написано в каждой книге по Дхарме, которую вы прочитали. Но изменило ли это вас? Возможно, вы способны объяснять, что такое взаимозависимость всех явлений или отсутствие независимого бытия, но если это остается только теорией, то, вероятно, не слишком влияет на вашу жизнь. Даже если изучение Дхармы и философии — главное дело вашей жизни, но вам кажется, что пустая сущность — это нечто далекое, чего нельзя ощутить и почти невозможно понять, то у вас не будет ее прямого переживания. И это печально, потому что светоносная пустота — это ваша собственная природа. Трудность в том, что она не где-то вдали, а, наоборот, настолько близка, что ее не замечают в поисках чего-то далекого.

Постигая природу ума, мы обнаруживаем, что пребываем в нераздельности ригпа и пустоты. Поняв это, мы понимаем и сущность пространства. Если мы пребываем в природе ума, сливаемся с пространством, а не отождествляем себя с тем, что в этом пространстве возникает, то результат сказывается в жизни. Нет ничего, что нужно было бы отстаивать, нет «я», которое нуждалось бы в защите, потому что наша собственная природа просторна и может вместить в себя все. Пустоту не нужно защищать. Пространству невозможно повредить. С ним ничего нельзя сделать. Наши взгляды и представления могут пострадать от какого-то вмешательства, но пространство, в которых они существуют, неразрушимо. Оно не старится, не улучшается и не ухудшается, не рождается и не умирает. Благодаря пониманию этого появляются уверенность и бесстрашие. Хотя восприятие осуществляется непрерывно, мы остаемся связанными с неизменным пространством, в котором оно возникает. Нам не нужно пытаться его присвоить или заявлять на него права. Оно уже здесь, без наших надежд и опасений. Если понять природу ума, то будет постигнуто и самосовершенство всех явлений, и изначальная чистота.

Практик Дзогчена прежде всего старается понять это пространство природы ума. Затем ему нужно узнать его с помощью медитации и указующих наставлений * , а потом развивать связь с ним. В итоге практик объединяется с пространством, и именно это называется пребыванием в природе ума. Дело не в том, будто практик становится кем-то другим. Мы говорим о «развитии», чтобы указать на путь, на то, что нужно двигаться, чтобы куда-то прийти. Но на самом деле идти некуда и развивать нечего. Важно пробудить то, что уже есть, узнать его.

* Тиб. нготро: ngo sprod; букв, «показ лица» — прямое введение в природу ума. — Прим. перев.

Когда пространство природы ума постигнуто, поток все же продолжается. Это светоносность: движение, ощущение, воодушевление. Переживание становится богаче, чем оно было, а не беднее. Качества возникают непрестанно. Могут возникать сострадание или печаль, гнев или любовь, но практик не теряет связи с пространством, из которого они возникают.

Пространство — это основа всего, исходная реальность. Обычно мы считаем оплотом устойчивости землю, и это действительно так, до тех пор пока мы полагаем себя отдельными от всего другого. В состоянии двойственности земля — это опора, а пространство — отсутствие опоры. Но в Дзогчене опора — пространство. Практик, который слился с пространством, более устойчив, чем земля, потому что он — пространство, в котором пребывает земля. Он более безмятежен, чем вода, потому что в пространстве нет препятствий. Он более гибок, чем воздух, потому что, куда бы ни направился воздух, там уже есть пространство. Он более созидателен, чем огонь, потому что пространство порождает огонь. Пространство — это то, что мы есть на самом деле.

ОБЪЕДИНЕНИЕ С ПРОСТРАНСТВОМ И ДРУГИМ ЧЕТЫРЬМЯ СВЕТАМИ

Если у нас нет глубокой связи с чистым пространством, почти невозможно воспринять чистый свет переживания. В тибетской традиции обычно говорят так: «Чтобы узнать и использовать энергию природы ума, нужно узнать природу ума и пребывать в ней».

Переживание света может помочь нам обнаружить переживание пространства, равно как и переживание пространства может привести к узнаванию чистой ясности света. Постарайтесь прямо сейчас уделить внимание переживанию, словно всё вокруг — лишь чистый свет. Поднимитесь над формой, над ограничениями зрения, над двойственностью чувства и его объекта. Переживание — это поток света и ригпа. Кроме него нет ничего, оно объемлет все. Такую практику можно выполнять в любое время. Ничего не меняется, но все становится другим. Вместо того чтобы видеть образы, вы видите свет. Вместо того чтобы слышать слова, вы видите свет. Вместо того чтобы просто отведывать обед, вы видите свет. Все это свет, и его можно «видеть» всеми чувствами. Поднимитесь выше восприятия, разделенного на разные области чувств, на внешнее и внутреннее, на мое и не мое. Переживание едино.

Такая работа с чувственным миром важна и полезна, поскольку это работа с эмоциональными переживаниями и умственными событиями. Если возникают эмоции — даже чрезвычайно сильные, — они тоже суть просто свет. Ненависть, ревность или радость — все это свет. Пребывайте в пространстве, переживайте свет; будьте светом, переживайте пространство.

Полезно помнить, что сердечный центр — это место, связанное с пространством и светом. Это местопребывание преданности, обитель истинного учителя. Именно там находятся Самантабхадра и Тапихрица. Истинный учитель — это свет в сердце, недвойственная осознанность, ригпа. Соедините ум с сердцем и тогда, храня связь с чистым присутствием, раскройте чувства и расслабьтесь. Ощутите в пространстве поток света. Оставайтесь открытыми. Именно об открытости говорит Дзогчен. Чем ограниченнее и материальнее наше восприятие, тем труднее соединиться с пространством и светом.

Если вы слишком легко отвлекаетесь, то, чтобы сохранять такое присутствие, молитесь. Молитва сильнее, чем мы обычно считаем. Молитесь о связи с внутренним светом. Молитва подчиняет мысль и направляет ее, вытаскивает нас из бури эмоций, дает помощь и облегчение. Люди вечно заняты, и лучше быть занятым молитвой, чем предаваться фантазиям о прошлом и будущем.

Полезно сохранять связь и со светом, и с пространством. Вместо того чтобы обращать внимание только на объекты в пространстве, постарайтесь провести целый день в осознании самого пространства, в котором находятся объекты, в котором возникают мысли, в котором стоит мебель в вашей комнате, в котором есть синее небо. Мы проводим в пространстве весь день, мы спим в нем, и в нем же проявляются сны. Без сознательной связи с пространством мы теряемся, а если есть связь с пространством, не потеряемся никогда.

В практике трегчо важно созерцание неба. Если сидеть и смотреть в само небо — а не на облака или птиц, — то мы смотрим не на что-то вещественное. Мы смотрим в пространство. Пространство ничего не делает, ничего не говорит, но воздействует очень глубоко. Если у нас есть устойчивость в этой практике, то соединение с внешним пространством соединяет нас с внутренним пространством.

В практике мы можем соединиться с внутренним пространством, а затем — с внешним или использовать переживание внешнего пространства, чтобы соединиться с внутренним пространством. Порядок не имеет значения, поскольку главное — узнать, что внешнее пространство, внутреннее пространство и пространство ума — это одно и то же пустое, светоносное пространство. Пребывая в пространстве природы ума, мы не только свободны: мы — сама свобода.

ТЕМНЫЙ ЗАТВОР: ВИДЕНИЯ ПЯТИ ЭЛЕМЕНТОВ

После того как учитель познакомил ученика с естественным состоянием ума, он дает ему практики тогал, темного затвора, созерцания неба, созерцания солнца. Практика тогал во многом связана с элементами.

В темном затворе проводят месяцы, практикуя в помещении или в пещере, куда не попадает ни малейший луч света. Принято считать, что недостаток физического света может вызвать депрессию и клаустрофобию. Существуют методы лечения депрессии, основанные на том, чтобы больной больше находился на ярком свете. Однако в темном затворе практик, пребывая в чистом светоносном присутствии, не начинает страдать клаустрофобией или депрессией, хотя и проводит длительное время в небольшой комнате при полной темноте. В Боне темный затвор обычно выполняют сорок девять дней, а иногда и дольше. На самом деле иногда возникает прямо противоположная трудность. Поскольку в темном затворе происходит очень много событий, практик может прийти в возбуждение, его мысли становятся бурными и неуправляемыми. Трегчо подразумевает обретение в пространстве устойчивого состояния, такого состояния, которое исключает клаустрофобию. А тогал — это проявление света. В небольшом физическом пространстве темного затвора есть много пространства и света — пространства основы бытия и просветленности ригпа. Как внешний свет спасает нас от депрессии, так внутренний свет нас защищает. Жизненная сила ума, сила ригпа придает телу жизнеспособность, которая идет изнутри, а не извне.

Каждый, практикует он или нет, может погрузиться в черную как смоль темноту и увидеть света. Если пробыть так достаточно долго, могут начаться галлюцинации. Это не тогал. Если человек не прошел должного обучения, не получил указующих наставлений и не способен пребывать в естественном состоянии, возникающие у него видения будут просто проекциями ума, обусловленными кармическими следами. Тогал невозможен без трегчо, и, если практик не пребывает в естественном состоянии, он не выполнил трегчо.

Это аналогично йогическим практикам сновидений и сна. Когда возникают обычные сновидения, это просто сны, сюжеты, создаваемые взаимодействием ума с кармическими следами и кармической праной. Но, когда сновидец пребывает в естественном состоянии, сновидения возникают как сны ясности, сны, всплывающие из глубин, лежащих под поверхностью личной кармы, и они часто содержат мудрость, выходящую за пределы личности отдельного человека. То же самое происходит и во сне без сновидений. Когда спит обычный человек, он впадает в бессознательное состояние. Когда спит практик, устойчиво пребывающий в состоянии природы ума, его тело и рассудочный ум спят, но сам он полностью един с ясным светом, он — само недвойственное ригпа.

В темном затворе, если практик пребывает в естественном состоянии, его элементы приходят в равновесие. В одной из практик, часто предписываемых для темного затвора, используют пять поз, по одной на каждый элемент, чтобы, открыв в теле те или иные каналы, тем самым воздействовать на течение праны. Мы считаем, что поза, сохраняя которую практик пребывает в ригпа, пробуждает энергии элементов, а особые разновидности взгляда (их тоже пять) служат вратами для энергий, благодаря которым энергии элементов могут проявляться внешне. Внутренние процессы, происходящие с энергиями элементов, отражаются внешне, в темном помещении, и эти отражения возвращаются к практику как видения и переживания.

В Шанг-Шунг ньенгью описываются пять стадий видений тогал. Этих стадий пять, потому что они связаны с элементами: от земли до пространства. По мере нашего продвижения по духовному пути внутренние перемены проявляются как всё более сильные переживания в нашей повседневной жизни. Взаимоотношения становятся более непринужденными, отрицательные эмоции теряют былую силу и т. д. В практиках тогал благотворные внутренние перемены, проистекающие от практики, тоже проявляются внешне, но в качестве видений. Во всех практиках тогал — в темном затворе, созерцании солнца, созерцании пространства — йогин старается соединиться с чистой сущностью элементов, пятью чистыми светами, а видения представляют собой знаки развития процесса. Не видения, а внутренние перемены важны в практике, но видения дают возможность следить за ее ходом.

Обычно видения начинаются с появления света и узоров из света. Этот свет цветной — часто преобладают два цвета, но цвета может и не быть. С каждым элементом, когда он начинает проявляться в своей более чистой форме, связаны особые очертания и цвета: желтые квадраты для земли, синие круги для воды, красные треугольники для огня, зеленые прямоугольники для воздуха и белые полукруги для пространства. Наконец появляются обрывки образов, обычно мимолетные и нечеткие. Со временем они становятся цельными и устойчивыми. Такая последовательность не случайна. По мере углубления практики главные каналы и чакры открываются, и кармические помехи и привычные склонности растворяются в природе ума. Затемнения, заслоняющие чистые элементы в кажущейся вещественности, очищаются, и видения соответственно становятся чище. Возникают видения божеств, богинь, мандал, священных слогов и символов.

В повседневной жизни, как и в темном затворе, наш отклик на то, что возникает в переживании, определяет, остаемся ли мы в состоянии заблуждения или движемся к постижению истины. Если мы придерживаемся двойственных взглядов движущегося ума, пять энергий элементов воспринимаются нами как вещественные. Если мы устойчивы в природе ума — то, что кажется вещественным, вновь растворяется в чистом свете. Один путь* ведет к оковам кармических склонностей, а другой — к свободе от зависимости. Если мы пребываем в двойственности, пять светов становятся пятью вредящими эмоциями. Если мы пребываем в естественном состоянии, пять светов становятся пятью мудростями. В темном затворе мы можем выяснить, где находимся с точки зрения практики, потому что уровень практики отражается в том, что проявляется, и в том, как мы относимся к тому, что проявляется.

На самом высшем уровне практики тогал элементы полностью уравновешены. Все переживание объединено с естественным состоянием. Хотя обычно мы ощущаем тело как нечто материальное, оно — тоже проявление света элементов. Если полностью слиться с пространством, нет ощущения, что тело отделено от области неделимого восприятия. Тело не то чтобы исчезает, но ощущается как тело из света. Именно так в конечном счете обретают радужное тело ('ja' lus). Как уже говорилось в этой книге, таков особый знак просветления в Дзогчене — происходящее во время смерти высвобождение элементов тела в их чистую форму: цветные света.

Обычно ощущение самого себя зависит от того, что нас окружает: от собственного тела, взаимоотношений, обстоятельств, мыслей и воспоминаний. Когда мы пребываем в природе ума, образы и мысли, представляющие нашу личность, растворяются в пустой сущности. Наше отношение к тому, что проявляется из этого пространства, определяет, попадаем мы в состояние заблуждения или освобождаемся в мудрость. Какое бы переживание ни явилось тому, кто не пребывает в естественном уме, — пусть это будут образы будд или чистых стран, — оно будет двойственным видением, коренящемся в заблуждении двойственного разделения на «я» и «других». Какое бы переживание ни явилось практику, устойчиво пребывающему в природе ума, оно будет видением тогал.

Глава пятая ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Поскольку мы практикуем Дхарму, нас учат размышлять о даре драгоценного человеческого тела. Мы родились там, где учат Дхарме, и в такое время, когда можно встретить учителя и получить передачу. Мы живем там, где есть гражданские свободы, позволяющие следовать духовному пути. У нас хорошие условия жизни и есть свободное время для практики.

Но чего нам часто недостает — так это осознания ценности даров, которые мы уже получили. Иногда, когда нас затронет несчастье, мы вспоминаем, как хороша была жизнь, но потом, снова войдя в обычную колею, мы это забываем. Нашему чувству благодарности и признательности мешают темные и вредоносные силы, вечная неудовлетворенность и постоянная стимуляция. Когда у других есть больше, чем у нас, мы завидуем, но, хотя живем в мире, где множество людей не имеют того, что есть у нас, часто не осознаём, как нам повезло.

В учениях часто главное внимание уделяется воззрению, медитации и поведению. Это значит, что наши взгляды определяют, что мы чувствуем и думаем. А то, как мы чувствуем и думаем, определяет то, как мы действуем. Если мы смотрим с двойственной точки зрения, то видим несовершенный мир и живем в этом несовершенном мире как мучающиеся несовершенные существа. Если же мы видим мир в его совершенстве, как он есть, то мы — будды, обитающие в чистой стране в окружении других будд. Пока мы не обретем чистое видение и не постигнем совершенство мира и существ в нем, для нас будет полезным принимать несовершенства мира как естественную часть жизни, как материал, с которым можно работать. Если мы отворачиваемся от какой-то стороны жизни, значит, мы отказываемся от части самих себя. Открываясь миру и принимая его как он есть, мы обретаем способность воспринимать глубокие измерения собственного существа. Полное принятие кладет конец надежде и страху, фантазиям о прошлом и будущем. Это значит жить только настоящим, тем, что есть на самом деле.

Благодаря тому, что меня воспитывали в монастыре высокообразованные и совершенные учителя, я смог посвятить свою жизнь изучению и практике Дхармы, а в последние пятнадцать лет и обучению других. Самостоятельно исследовав колесницы шаманизма, Сутры, Тантры и Дзогчена, я стал понимать, насколько глубоко связаны разные колесницы и практики, пусть даже они отличаются философскими подходами. Прямое переживание этой связи несет озарение и радость, а когда приходит ее полное понимание и осуществление, практика становится более сильной и гибкой. Мы знаем, когда выполнять те или иные практики. Мы можем нацеливать практики на преодоление слабости наших элементов и на увеличение их силы.

Один из способов понять эту связь — научиться понимать элементы. Наше тело существует как игра элементов. Мы действуем благодаря энергиям и силам элементов окружающего нас мира. Тонкие элементы мы воспринимаем как внутренние элементы и как свой ум. Время и пространство — все это игра элементов. Какими бы тонкими или грубыми ни представлялись энергии элементов, все они по своей сущности — пять чистых светов, священные основополагающие энергии всего сущего.

Какую бы я ни выполнял практику, к какому бы уровню она ни относилась, я осознаю, что стараюсь более глубоко объединиться с пятью чистыми светами. Иногда мне приходится работать с уравновешиванием элементов на грубом уровне, иногда — в измерении энергии, а иногда — на более тонких уровнях ума. Применяю ли я практику йидама или кандро, либо движение и дыхание, я всегда приближаюсь к основополагающему единству — цели духовного пути.

Я надеюсь, что в будущем работа с элементами сослужит добрую службу многим людям, принося им физическое, эмоциональное и духовное исцеление. Я собираюсь продолжить исследования, практику, изучение и работу с людьми. Со временем мои ученики вместе со мной создадут место, посвященное практике с элементами. Мы построим дома — по одному на каждый элемент, — и все они будут отличаться формой, цветом и материалом. В них мы расположим священные мандалы элементов, освященные божествами элементов. Мы надеемся, что люди смогут проводить там время, посвящая его восстановлению внутри себя связи с энергиями элементов и их развитию.

Я глубоко верю, что, если люди больше узнают об этих древних учениях и научатся правильно и в нужное время их применять, их жизнь станет лучше, они преодолеют болезни и препятствия, увеличат продолжительность своей жизни, укрепят здоровье, личную силу и удачу, разовьются духовно.

Знание пяти элементов дает нам возможность взаимодействовать с миром, каким бы он ни был. Знание элементов — это знание основы, благодаря которому мы можем понять все. Умение работать с элементами дает нам ключ к умению работать со всеми аспектами жизни, положительными и отрицательными.

Мое искреннее желание — чтобы все мы быстро постигли свою истинную природу. А пока этого не произошло, пусть во всех нас зародится сострадание и любовь ко всем существам. Да будем мы открыты для безграничной энергии и мудрости изначальных элементов, чья игра являет собой великую красоту — наш мир и нашу жизнь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Находясь в больнице в Сиккиме, великий бонский лама Юнгдрунг Тендзин перед самой смертью сел, выпрямившись, в позу медитации и попросил, чтобы его тело не тревожили три дня. Затем он умер, проявив внешние признаки смерти (сердце остановилось, дыхание прекратилось), но оставался в позе медитации в течение тридцати трех часов. Спустя три дня отовсюду стали стекаться тибетцы-паломники, чтобы возложить шарфы на его тело.

 

ГЛОССАРИИ

бардо (bar do; санскр. антарабхава). «Промежуточное состояние». Любое переходное состояние бытия: жизнь, медитация, сон, смерть. Однако чаще имеется в виду промежуточное состояние между смертью и перерождением.

бодхичитта (санскр.; тиб. чангчуб сем: byang chub sems, сокращенно чанг сем: byang sems). Пробужденный ум. Часто означает сострадательный ум, помышляющий достичь просветления на благо других. В Дзогчене синоним исконной недвойственной осознанности (ригпа).

Бон (bon). Коренная духовная традиция Тибета, более ранняя, чем индийский буддизм. Хотя ученые придерживаются разных мнений относительно происхождения Бона, сама традиция говорит о существовании в ней непрерывной линии передачи, длящейся семнадцать тысяч лет. Подобно школам тибетского буддизма, в частности, школе ньингма, Бон отличает самобытная иконография, в нем есть богатая традиция шаманизма и особая линия передачи, восходящая не к Будде Шакьямуни, а к Будде Шенрабу Мивоче.

гонгтер (dgongs gter). Клад ума. В тибетской культуре есть традиция терма. Это священные предметы, тексты или учения, которые учителя прошлых веков сокрыли на благо людей грядущих времен, когда их предстоит найти. Тантрийских учителей, которые открывают терма, называют тертонами, открывателями кладов. Терма находят в материальных местах, таких как пещеры или кладбища, в элементах, таких как вода, дерево, земля или пространство; или же их получают в сновидениях, в видениях, а также находят непосредственно в глубоких уровнях сознания. Последний случай называется гонгтер — «клад ума».

джалу ('ja 'lus). «Радужное Тело». В Дзогчене обретение Радужного Тела является знаком полного свершения. Обретший свершение практик Дзогчена, уже не подверженный иллюзии кажущейся материальности и двойственности, противопоставляющей ум и материю, в момент смерти высвобождает энергию элементов, составляющих материальное тело. Само тело растворяется, остаются только волосы и ногти, а практик встречает смерть в полном сознании.

Дзогчен (rdzogs chen). «Великое совершенство», или «великая завершенность». Дзогчен считают высшим учением и практикуют как в Боне, так и в школе тибетского буддизма ньингма. Его основополагающий принцип состоит в том, что реальность, в том числе и человека, уже совершенна, что ничего не нужно преображать (как в Тантре) и ни от чего не нужно отказываться (как в Сутре), — нужно лишь распознать истинную природу всего. Основной метод Дзог-чена — «самоосвобождение»: позволять всему, что возникает в переживании, существовать как оно есть, не усложняя с помощью рассудочного ума, не питая ни привязанности, ни неприязни.

Дхарма (санскр.; тиб чо: chos). Очень широкий термин, имеющий много значений. В контексте данной книги Дхарма — это и духовное учение, которое восходит к Буддам, и сам духовный путь. Другое значение слова дхарма — бытие, а во множественном числе — «явления».

дхармакая (санскр.; тиб. чоку: chos sku). Считается, что Будда обладает тремя Телами (санскр. кая): это дхармакая, самбхо-гакая и нирманакая. Словом дхармакая, которое часто переводят как «Тело истины», обозначают абсолютную природу будды, присущую всем буддам и тождественную абсолютной природе всего, что существует, то есть пустоте. Дхармакая недвойственна, свободна от понятий и от всех качеств (см. также самбхогакая и нирманакая).

йиге (yi ge). Письменный язык, слово, слог, буква.

йид (yid; санскр. манас). Действующий ум, противоположность природы ума. Это один из многих тибетских терминов, обозначающих разные аспекты ума.

йидам (yi dam; санскр. <ишта->дэвата). Личное божество, или божество медитации, олицетворяющее аспект просветленного ума. Есть четыре категории йидамов: мирные, увеличивающие, могучие и гневные. Йидамы проявляются в таких образах, чтобы преодолеть те или иные вредоносные силы.

йогин (санскр. йоги; тиб. налчжорпа: rnal 'byor pa). Тот, кто практикует йогу медитации, такую как йога сновидений и йога сна.

йогини (тиб. налчжорма: rnal 'byor ma). Женщина, практикующая йогу медитации.

канал (санскр. нади; тиб. ца: rtsa). Каналы — это сосуды системы циркуляции энергии организма, по которым текут токи тонкой энергии, поддерживающие и питающие жизнь. Сами каналы принадлежат к энергетическому уровню, и в материальном измерении их увидеть нельзя. Однако с помощью практики или природной чувствительности человек может убедиться в их существовании на собственном опыте.

кандро (mkha' 'gro ma; санскр. дакини). Кандрома, тибетское слово, соответствующее санскритскому слову дакини, буквально означает «ходящая по небу». «Небо» — это пустота, а дакини перемещаются в этой пустоте, иначе говоря, совершают действия в полном постижении абсолютной реальности. Дакини может быть земной женщиной, постигшей собственную природу, или иным существом женского пола, или богиней, или непосредственным проявлением просветленного ума.

карма (тиб. лэ: las). Карма буквально означает «действие», но конкретно — закон причины и следствия. Любое действие, совершенное физически, словесно или мысленно, служит семенем, которое принесет плод своих последствий в будущем, когда сложатся благоприятные для этого условия. Благие действия имеют благие последствия, такие как счастье, а неблагие действия имеют неблагие последствия, такие как несчастья. Закон кармы означает не то, что в жизни все предопределено, а то, что обстоятельства порождаются прежними действиями.

кармические следы (санскр. васана; тиб. багчаг: bag chags). Каждое предпринятое человеком действие — физическое, словесное или мысленное, — если оно выполнено преднамеренно и пусть даже с малейшей долей неприязни или желания, оставляет след в потоке сознания этого человека. Накопление таких кармических следов обусловливает — положительно или отрицательно — каждый момент переживания.

кая (санскр.; тиб. ку: sku). У этого слова есть много значений. В контексте данной книги оно означает «тело» или «измерение переживания».

кунжи (kun gzhi; санскр. алая). В Боне кунжи представляет собой основу всего сущего, в том числе человека. Данное понятие не совпадает с похожим понятием школы йогачара (алаявиджнта), которое больше сходно с кунжи намше (см. ниже). Кунжи — это единство пустоты и ясности, полной открытости абсолютной реальности и непрерывного проявления внешнего видения и ригпа. Кунжи — это основа бытия.

кунжи намше (kun gzhi rnam shes; санскр. алаявиджняна). Кунжи намше — это сознание-основа, имеющееся у каждого человека. Это «вместилище», «хранилище», где хранятся кармические следы, из которых возникает будущее восприятие.

ла (bla). Душа. Основное человеческое достояние. Основа способности обладать положительными качествами.

лама (bla ma; санскр. гуру). Гуру буквально означает «тяжелый», нагруженный просветленными качествами (буддха гуна). Лама означает «нет выше». Так называют духовного учителя, который важен для ученика превыше всего. В тибетской традиции лама считается даже более важным, чем будда, потому что именно лама доносит до ученика живое учение. На абсолютном уровне лама — это принадлежащая самому человеку природа будды. На относительном уровне лама — личный учитель. Также слово лама принято употреблять как вежливую форму обращения к любому монаху или духовному учителю.

лока (тиб. джигтэн: jig rten). Буквально «мир» или «мировая система». Хотя обычно это слово используют для обозначения шести областей круговорота бытия, на самом деле лока означает более широкие мировые системы, одну из которых занимают шесть областей (см. шесть миров круговорота бытия).

лунг (rlung; санскр. ваю, прана). Лунг — это жизненная энергия ветра. Обычно на Западе ее называют одним из ее санскритских названий — прана. Слово лунг имеет широкий диапазон значений. В контексте этой книги оно обозначает жизненную энергию, которая питает жизнеспособность тела и сознания.

лхундруб (lhun grub). Спонтанное совершенство, или спонтанное присутствие. В Дзогчене означает нескончаемое самопроизвольное возникновение явлений.

маригпа (ma rig pa; санскр. авидъя). Неведение. Отсутствие знания истины, основы, кунжи. Часто выделяют две категории маригпа: неведение врожденное и обусловленное культурой.

нага (санскр.; тиб. лу: klu). Змееподобные духи, связанные с водой.

нгондро (sngon 'gro; санскр. пурвагама). Букв, «предшествующее». Обычно имеются в виду предварительные практики, которые различаются в зависимости от уровня учения.

нирвана (санскр.; тиб. нья нгэнлэ дэпа: mya ngan las 'das pa). Уход от всех страданий. В разных буддийских и бонских школах этот термин имеет свой оттенок смысла, но в целом он означает противоположность сансаре, зависимому бытию, подвластному печали и страданию.

нирманакая (санскр.; тиб. трулку: sprul sku). Нирманакая — это «явленное тело» дхармакаи. Обычно обозначает зримое, материальное проявление будды. Этим словом называют и все измерение материальных проявлений.

охранители (санскр. дхармапала; тиб. сунгма: srung ma или чо-кёнг: chos skyong). Охранители и охранительницы — существа, давшие обет защищать Дхарму и тех, кто практикует учение. Они могут быть как мирскими защитниками, так и гневными проявлениями просветленных существ. Те, кто практикует Тантру, обычно ублаготворяют охранителей, связанных с их линией передачи, и пользуются их помощью.

пова ('pho ba). Перенос сознания. Обычно имеется в виду практика намеренного переноса сознания из тела во время смерти.

прана (см. лунг).

ригпа (rig pa; санскр. видъя). Буквально «осознанность» или «знание». В учениях Дзогчена ригпа обозначает врожденную, изначально чистую недвойственную осознанность, истинную природу человека.

Ринпоче (rin po che). Буквально «драгоценный». Почетное наименование, широко используемое как обращение к воплощенному ламе.

рушен (ru shan). Разделение или различение. В этой книге имеются в виду предварительные практики Дзогчена, предназначенные для разделения в переживании -природы ума и обычного рассудочного ума.

самадхи (санскр.; тиб. тиннгедзин: ting nge 'dzin). Любое из множества различных состояний медитации.

самайя (санскр.; тиб. дамциг: dam tshig). Обет. Обычно обет, касающийся поведения и действий, который практикующий дает в связи с тантрийскими практиками. Есть общие обеты и особые обеты, связанные с конкретными практиками Тантры.

самбхогакая (санскр.; тиб. лонгку: longs sku). «Тело наслаждения» будды. Самбхогакая состоит только из света. Образы самбхогакаи часто визуализируют в практиках Тантры и Сутры. В Дзогчене чаще используют образ дхармакаи.

сансара (санскр.; тиб. корва: 'khor ba). Мир страдания, источник которого — омраченный, двойственный ум. Все в этом мире непостоянно, лишено собственного бытия. Все существа этого мира подвержены страданию. Сансара объединяет шесть миров круговорота бытия, но в более широком значении обозначает способ существования живых существ, которые страдают вследствие того, что ими владеют заблуждения, следствие неведения и двойственности. Когда какое-либо существо обретает полное освобождение от неведения, достигает нирваны, — сансара для него заканчивается.

сем (sems; санскр. читта). Один из множества тибетских терминов, обозначающих ум. Слово сем часто переводят как «рассудочный ум», подразумевая движущийся ум, а не природу ума.

сог (srog). Жизненная сила, жизнеспособность. Тесно связана с врожденной осознанностью, ригпа.

Сутра (санскр.; тиб. до: mdo). Сутры — тексты, содержащие учения, пришедшие непосредственно от исторического Будды. Учения Сутры опираются на путь отречения и составляют основу монашества.

Тантра (санскр.; тиб. гъю: rgyud). Тантры, как и Сутры, — учения будд, но многие тантры были открыты йогинами традиции терма (см. гонгтер). Тантры опираются на путь преображения и включают в себя такие практики, как работа с энергией тела, перенос сознания, йоги сновидений и сна и т. д. Некоторые разряды тантр, относящиеся к непостепенному пути преображения, могут содержать и учения Дзогчена.

Тапихрица (ta pi hri tsa). Хотя его считают исторической личностью, в иконографии он изображается как будда-дхарма-кая — обнаженным и без украшений, что символизирует абсолютную реальность. Он является одним из двух основных учителей традиции Дзогчена Шанг-Шунг ньенгъю.

тигле (thig le; санскр. бинду). Слово тигле в зависимости от контекста имеет разные значения. Хотя обычно его переводят как «капля» или «семя», в контексте йог сновидений и сна тигле обозначает сияющий световой шарик, символизирующий качество сознания и используемый для сосредоточения на нем в практике медитации.

тигле ньягчиг (thig le nyag cig). Единая сфера, символ бытия, свободного от краев или разграничений. Недвойственная природа реальности.

тогал (thod rgal). Одна из двух главных практик Дзогчена, уделяющая особое внимание объединению со всем, что возникает. В тогал используются практики темного затвора, а также созерцание солнца и неба.

трегчо (khregs chod). Одна из двух главных практик Дзогчена, уделяющая особое внимание отсечению всех отвлечений и омрачений ради пребывания в естественном состоянии.

три коренных яда (санскр. мулаклеша; тиб. цавэй нъонмонг сум: rtsa ba'i nyon mongs gsum). Неведение, гнев и алчность — три основополагающих омрачения, которые поддерживают продолжение жизни в мирах страдания.

трулкор ('khrul 'khor; санскр. янтра). Букв, «магическое колесо». Особые йогические практики. Практика поз тела, движений, дыхания и медитации, нацеленная на то, чтобы возвратить прану в центральный канал. Эта йога устраняет препятствия в теле, энергии и уме, способствует оздоровлению, ее конечная цель — использовать тело и энергии тела как опору для укрепления йогина в недвойственной осознанности — ригпа.

туммо (gtum mo; санскр. чандали). Йога внутреннего огня. В этой йоге используют позы тела, дыхание и визуализацию, чтобы возбудить в пупочной чакре внутренний огонь — огненную прану — и направить ее в вверх по центральному каналу к теменной чакре. Эта практика известна во всех тибетских школах. Занимает центральное место в Шести йогах Наропы и в других системах. В Боне ее часто сочетают с трулкор.

ца (см. канал).

цалунг (rtsa rlung). Йогические практики, в которых используются каналы (ца) и жизненные энергии (лунг). В эту широкую категорию входят многие практики во всех тибетских традициях Тантры.

це (tshe). Потенциальная продолжительность жизни человека.

чакра (санскр.; тиб. корло: khor lo). Буквально «колесо» или «круг». Чакра — санскритское слово, обозначающее энергетический центр. Чакра — это место, где сходится определенное число энергетических каналов (тиб. ца). В разных системах медитации используют разные чакры.

чод (gcod). Буквально «отсекать», «рассекать». Практика чод, иначе называемая «практическое использование страха» и «развитие щедрости», — это ритуальная практика, нацеленная на устранение привязанности к своему телу и эго путем сострадательного подношения другим существам всего того, из чего состоит человек. Для этого в практике есть пространное призывание различных классов с последующим воображаемым рассечением и преображением тела йогина в объекты подношения. В практике чод используется мелодичное пение, звуки дамару (ритуальный барабан), дильбу (ритуальный колокольчик) и ганглин (труба из кости). Обычно чод выполняют в местах, внушающих страх, например, в местах сожжения трупов, на кладбищах, на безлюдных горных перевалах.

Шанг-Шунг ньенгью (Zhang Zhung snyan rgyud). Один из наиболее важных циклов учений Дзогчена в Боне. Относится к разделу Упадеша.

Шенла Одкар (gshen lha 'od dkar). Это самбхогакая Шенраба Мивоче, будды, основавшего Бон.

Шенраб Мивоче (gshen rab mi bo che). Шенраб Мивоче — нир-манакая будды, основатель Бона. Традиция гласит, что он жил семнадцать тысяч лет тому назад. В литературном наследии Бона насчитывается пятнадцать томов жизнеописания Шенраба Мивоче.

шесть миров круговорота бытия (тиб. риг друг: rigs drug). Обычно их называют «шесть миров» или «шесть лок». В шести мирах обитают шесть классов существ: боги, полубоги, люди, животные, голодные духи и существа ада. Под мирами имеются в виду как конкретные места, где рождаются существа, так и области потенциально возможного опыта, эмпирического и эмоционального, которые определяют и ограничивают наше переживание даже в повседневной жизни.

шинэ (zhi gnas; санскр. шаматха). «Пребывание в покое», «спокойствие». Практика пребывания в покое использует сосредоточение на внешнем и внутреннем объекте, чтобы развить способность к сосредоточению и устойчивость ума. Пребывание в покое — основополагающая практика, основа для развития других, более глубоких практик медитации; она необходима как для йоги сновидений, так и для йоги сна.

БИБЛИОГРАФИЯ

Хотя текстов, посвященных элементам, много, при написании этой книги я использовал преимущественно следующие произведения:

Drung-mu gcod-chen. Издано в 1973 году Цултримом Таши и Тибетским монашеским центром Бона, Нью-Тобгьял, Химачал-Прадеш, Индия. Этот цикл учений создал Тонгьюнг Тучен (stong rgyung mthu chen), бонский учитель, живший в восьмом веке. Расцвет этого учения пришелся на тринадцатый век, когда его передавал учитель Сенсэ Лхадже (gsen gsas lha rje). Среди произведений этого цикла элементам посвящен текст 'Byung ba'i bcud len.

Sgron-ma drug [«Шесть светочей»] и 'Od-gsal sems-kyi me-long [«Зеркало светоносного ума»] — два текста из цикла бон-ских учений Шанг-Шунг нъенгъю. Эти тексты были изданы в 1968 году д-ром Локешем Чандрой и Лопоном Тендзин Нам-дагом в собрании, озаглавленном History and Doctrine of Bon-po Nispanna-Yoga. Издано Международной академией индийской культуры в Нью-Дели.

Gshen-rtsis las nag-rtsis skor [Астрология элементов], автор Gshen mkhas-grub tshul-khrims-rgyal-mtshan, и Nag-rtsis, автор Khyung-sprul 'jigs-med-nam-mkha'i-rdo-rje. Опубликован Тибетским монашеским центром Бона, Нью-Тобгьял, Химачал-Прадеш, в 1973 году.

Brda' sprod kun gyi snying po srid pa'i sgron me bzhugs ламы Кьюнг-трула Джигме Намкай Дордже. Опубликован Тибетским бонским фондом в 1966 году. Эта книга посвящена бонской грамматике. В ней представлено соотношение алфавита и звуков с элементами.

Rgyal-gshen mi-lus bsam-legs. The Three Basic Mother Tantras with Commentaries [Ma-gyud]. Опубликован Бонским монашеским центром, Доланджи, Химачал-Прадеш, в 1971 году.

Рекомендуемые книги на английском языке:

Очень полезная книга на английском языке — Namkhai Norbu Rinpoche. Drung, Deu and Bon: Narrations, Symbolic Languages and the Bon Tradition in Ancient Tibet. — Dharamsala, India: Library of Tibetan Works and Archives, 1995. [Русский перевод: Намкай Норбу Ринпоче. Друнг, Дэу и Бон: традиции преданий, языка символов и бон в Древнем Тибете. — Москва: Либрис, 1998.]

Книги Тендзин Вангьяла Ринпоче

The Tibetan Yogas of Dream and Sleep. — Ithaca, NY: Snow Lion Publications, 1998. [Русский перевод: Тибетская йога сна и сновидений. — СПб.: Фонд «Карма Йеше Палдрон», 1999.]

Wonders of the Natural Mind. — Ithaca, NY: Snow Lion Publications, 2000. [Русский перевод: Чудеса естественного ума. — СПб.: Уддияна, 2000.]

Двенадцать астрологических знаков и их соответствие странам света

Далее следует перечень астрологических знаков, которые используются, чтобы определить стороны света для совершения подношений, о которых говорится в тексте. Эти знаки соотносятся с годом рождения по двенадцатилетнему циклу лунного календаря.

Каждый знак связан со своей стороной. По тибетской системе главные стороны подразделяются на «верхние» и «нижние». Например, тигр связан с востоком, но ближе к северо-востоку, заяц тоже связан с востоком, но ближе к юго-востоку. Таким образом, всего получается двенадцать сторон.

Считается наиболее вероятным, что вредоносные силы могут прийти со стороны, противоположной стороне знака рождения. Потому подношение бросают или кладут в стороне противоположного знака. Чтобы определить нужный знак, отсчитайте от своего знака, приняв его за единицу, седьмой знак. Это будет знак, противоположный вашему. Так, тому, кто родился в год дракона, нужно ставить подношение на северо-западе, в направлении знака собаки, противоположном знаку дракона.

В китайской традиции год гаруды, как принято его называть в бонской традиции, считается годом петуха, а год слона — годом быка.






тигр

восток (ближе к северо-востоку)



заяц

восток (ближе к юго-востоку)



дракон

юго-восток



змея

юг (ближе к юго-востоку)



лошадь

юг (ближе к юго-западу)



овца

юго-запад



обезьяна

запад (ближе к юго-западу)



гаруда (петух)

запад (ближе к северо-западу)



собака

северо-запад



свинья

север (ближе к северо-западу)



крыса

север (ближе к северо-востоку)



слон (бык)

северо-восток






Список адресов

U.S.A.

CHARLOTTESVILLE, VA:

Ligmincha Institute (headquarters)

P.O. Box 1892 Charlottesville, VA 22903.

Telephone: 434-977-6161.

Fax: 434-977-7020.

E-mail: Ligmincha@aol.com.

Website: dreddy@dreddy.com

Website: http://zentekconsulting.com/sangha

BERKELEY, CA:

http://ligmincha.org

Laura Shekerjian

1500 Holly St. Berkeley, CA 94703

E-mail: lauras@majomet.com

LOS ANGELES, CA

Bob Anger 924 Idaho Ave, #7 Santa Monica

CA 90403-2957.

Telephone: 310-369-4747.

E-mail: RobertA@fox.com

Website: http://www.math.csusb.edu/faculty/prakash/ligmincha/sangha.html

EUROPE

ITALY:

Luca Violini

Corso Lodi 34/A 20135 Milano Italy.

Telephone: 39 0255189346.

E-mail: lucviolini@tiscalinet.it

Website: http://digilander.iol.it/shangshung/shangshung

RUSSIA:

Tom Rabdanov

15, Bakinskaya St. apart. 90 Moscow, RUSSIA, 115541.

Telephone: (7-095)327-7268.

E-mail: mailto:lucviolini@tiscalinet.it

Website: http://bon.newz.ru/

POLAND:

Assocation of Garuda Poland

st. Pienkowskiego 5/115 02-668 Warszawa P.O. Box 19 PL 00-956

Warszawa 10 Poland (Polska)

Telephone/fax: 48 (22) 8495930

E-mail: bon@ourobos.pl

Tomasz Szymoszyn at: yonten66@hotmail.com

Website: http://bonpo.al.ru/

GERMANY:

Garuda-Bon

Telephone: 0049(0)5042-959213 Fax: 9(0)5151-923064

E-mail: Dorthea Mihm at mailto:yonten66@hotmail.com

Stephanie Wagner at: StephWagner@gmx.de

Contacts Andreas Wehowsky at: awehowsky@aol.com

Website: http://www.garuda.net.de/

THE NETHERLANDS:

Bon Garuda Foundation Holland Amsterdam

E-mail: Dr. Jan Dinkelaar at info@bonganida.com

Website: http://www.bongaruda.com/

MEXICO:

Amatlan 24 Col. Condesa Mexico, D.F. 06140

Telephone: (52) 5286-9913

E-mail: Garuda@prodigy.net.mx

Website: http: //www.ganidamexico.org

OTHER BON CENTERS

INDIA:

Menri Monastery (under the direction of H. H. Lungtok Tenpai Rinpoche)

P.O. Kotia Panjola Via. Oachghat-Solan H.P. 173223 India

E-mail: menri@nde.vsnl.net.in

Website: http://www.tibetanbon.com/

NEPAL:

Triten Norbutse Monastery (under the direction of Lopon Tenzin Namdak)

Ichangu, Teen Ghare, Ward #6 G.P.O. Box 4640 Kathmandhu, Nepal

E-mail: triten@wlink.com.np

Association Yungdrung Bon 2, me de Blainville 75005 Paris, France

Telephone: 06 60 90 76 00

Contact: Sebastien Doerler at spheric@magic.fr

Website: http://www.yungdrung-bon.org/

ENGLAND:

The Tibetan Yungdning Bon Study Center U.K.

Building 16, The Lincolnsfield Centre, Bushey Hall Drive, Bushey,

Herts. WD2 2ES, UK

Telephone: 01923 228858, Fax: 0207 4331299

E-mail: tybsc@care4free.net

Website: http://www.yungdrungbon.com/

 

ДРАГОЦЕННАЯ ГИРЛЯНДА: МОЛИТВА О БАРДО

(из Gur zhog chun pos mdzad pa'i smon lam rin chen phreng ba)

Тибетский текст


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

OCR by http://praktika.narod.ru/

Обновлено 02.04.2013 17:03
 

Это интересно!

Работа с тревожащими эмоциями

Усталость, даже после отдыха, хроническая, опустошающая, отсутствие настроения, стрессы, депрессии – это все действие тревожащих эмоций. Тревожащие ...

Читать далее

Что происходит во время сеанса рэйки

Перевод статьи What happens in a treatment? Независимое исследование д-ра Роберта Беккера и д-ра Джона Циммермана, которое проводилось ...

Читать далее

Рефлекторно-энергетическая терапия невро

Человек пытается контролировать свои эмоции через контроль дыхания. Эмоции заставляют человека волноваться, учащается частота сердечных сокращений и ...

Читать далее

Друзья

sa